Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Этот пост родился из дискуссии у френда [info]falcon_45

Не буду углубляться в постановку вопроса, но разговор был о том, как СМИ пишут правду. Я сказал, что смысл журналистики в том, чтобы описывать факты. А уж аудитория пусть сама делает выводы.

И я даже посвятил целую главу в учебнике по журналистике рассуждениям о "правде" и фактах.

Там, в этой главе, я привел, в частности, слова Милана Кундеры, когда он рассуждает о правде в журналистике:

«… Речь идет не о правде Божьей, во имя которой погиб на костре Ян Гус, равно как и не о правде науки и свободного образа мыслей, во имя которой сожгли Джордано Бруно. [Эта правда] не касается ни веры, ни образа мыслей, это правда самого низкого онтологического уровня, чисто позитивистская правда фактов: что делал С вчера; что он действительно думает в глубине души; о чем говорит, встречаясь с А, и в интимной ли он связи с В».

… рассмотрим пример. Предположим, что в некоем несуществующем центральноазиатском государстве проходят президентские выборы. Действующий президент Ибрагимов, решивший переизбраться на следующий срок, отправляется в провинциальный город Дост, чтобы встретиться с избирателями. Встреча проходит в зале Дома культуры – самого большого зала в городе. Как всегда бывает в таких случаях, участников встречи тщательно выбирают, чтобы в зале были лишь самые верные президенту граждане. Однако во время встречи вдруг происходит нечто непредусмотренное: одна из участниц встречи, жительница этого города, встав с места, громко сказала, обращаясь к Ибрагимову:
 
«До каких пор вы будете пить кровь мирных жителей, убивать и грабить? Хватит!»
 
Для тех, кто знаком с ситуацией в центральноазиатских странах, ясно, что это – совершенно экстраординарное, почти невероятное событие.
 
Рассмотрим, как можно его описать.
 
Первый вариант
 
«Одна из жительниц города Дост обратилась к президенту Ибрагимову со словами: «До каких пор вы будете пить кровь мирных жителей, убивать и грабить? Хватит!» Это случилось во время встречи президента с избирателями в Доме культуры Доста, где она, встав со своего места в зале, выкрикнула эти слова.
 
Это будет простым изложением факта.
 
Второй вариант
 
«Смелые женщины живут в наших краях! Можно ли назвать безрассудностью тот факт, что никому доселе не известная женщина смогла бросить в лицо диктатору Ибрагимову обличающие слова: Хватит! Хватит ему пить кровь сограждан, убивать и грабить!»
 
Так могла бы написать оппозиционная газета, если бы в этой стране была оппозиционная пресса.
 
Третий вариант
 
«Неприятным инцидентом ознаменовалась встреча президента Ибрагима с населением города. Однако провокатору не удалось прервать встречу, проходившую в деловой и конструктивной обстановке. Общественность осуждает данную выходку, имевшую место в то самое время, когда наша страна решает сложную проблему перехода к демократии».
 
А это – изложение события в пропрезидентской газете, если бы пропрезидентская газета решилась написать о нем.
 
Все три варианта вполне могли бы встретиться в прессе. Есть, конечно, и ряд других способов рассказать о событии в газете, но для наших целей достаточно этих трех. Рассмотрим их.
 
Первый вариант является простым описанием происшедшего. Дан сам факт, без авторских комментариев и без оценок.
 
Второй и третий варианты объединяет то, что комментарий газеты (или автора заметки) не просто сопутствует описанию происходящего, а вытесняет его, становясь более важным, чем сам факт. Третий вариант даже не дает нам возможности понять, что именно произошло. Можно также сказать, что информация и комментарии здесь переплетены, взаимосвязаны так, что нельзя отличить одно от другого.
 
Таким образом, можно констатировать: первый вариант написан в традициях новостной журналистики, где важен факт и где авторским комментариям нет места. Второй и третий – в традициях журналистики мнения, комментариев, где часто комментарий считается таким же важным, как факты, а иногда даже важнее. В этом случае одной из задач газет является показать читателю, как именно надо интерпретировать случившееся.
 
Это одно из фундаментальных разграничений в современной журналистике.
 
Но не будем на этом останавливаться. Очевидно, что в первом случае (гипотетический) автор заметки просто описывал факт. Однако во втором и третьем авторы пробовали найти за фактом его истинный смысл. То есть описать правду события.
 
(…)
 
Журналистика во многом построена на желании сказать правду. Второй и третий примеры, какими разными бы они не были, объединяет именно это. Однако – и здесь мы сталкиваемся с одной из закономерностей журналистики – репортер не в состоянии увидеть всей правды события. Причин много – журналист, как правило, не имеет возможности проникнуть за кулисы происходящего, понять побуждения действующих лиц, проследить за всеми перипетиями событий. Иногда может просто не хватить времени или газетной площади.
 
А бывает, что журналист, увлеченный желанием высказать свою точку зрения, попадает в плен своих гражданских, национальных или патриотических представлений. А это значит, что есть журналистика факта и журналистика «правды». Слово «правда» я взял в кавычки потому, что именно ее-то и нет во втором и третьем примерах. Есть представления журналиста, которые не обязательно являются правдой.
 
Но в приведенных примерах есть еще одно существенное различие. Оно в том, что первый вариант лишен собственных эмоций. Вся его эмоциональность сосредоточена в выкрике женщины, то есть в самом факте, событии или происшествии. Такое изложение рассчитано на то, что читатель сам будет делать выводы из рассказанной ему истории. А во втором и третьем вариантах эмоционален сам рассказ. Здесь для того, чтобы воздействовать на чувства читателя, предлагая ему, как нужно интерпретировать факт, употребляется эмоционально насыщенная, оценочная лексика.
 
Эти рассуждения приводят нас к следующему умозаключению. Конечно, журналистика воздействует и на разум, и на эмоции читателей. Но способы подачи информации могут быть разными: в одном случае автор апеллирует к разуму читателя (обычно так строятся статьи, анализирующие политическое или экономическое развитие какой-либо ситуации), а в других – к его чувствам, эмоциям.
 
(…)
 
Итак, приведенные выше примеры иллюстрируют фундаментальное различие в подходах к журналистике. Попробуем свести их в таблицу.

Журналистика факта

Журналистика мнения

Факт важнее комментария, потому что читатель сам способен сделать выводы.

Комментарий не менее важен, чем факт, а иногда даже важнее, потому что именно он воспитывает и образовывает читателя.

Журналист дает читателю факты.

Журналист пробует показать читателю «правду».

Апеллирует к разуму читателя.

Апеллирует к чувствам, эмоциям читателя.

Журналист остается нейтральным.

Журналист становится на одну из сторон конфликта.

… Журналистика богата жанрами и возможностями, но надо уметь ими пользоваться, точно так же, как художнику нужно уметь рисовать карандашом и углем, знать законы перспективы и свойства разных красок и поверхностей.


Сам учебник был опубликован Центром экстремальной журналистики и текст его можно прочитать или скачать здесь.
Tags: СМИ, журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments