Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Думайте!

Казахстанская газета "Новое поколение" опубликовала интервью со мной. 

Это интервью было взято еще в начале сентября, когда я проводил тренинг для журналистов Казахстана, а напечатано лишь 13 июля. Честно говоря, я несколько удивлен, что оно публикуется только сейчас -- спустя почти год после нашей беседы. 

Газета Новое поколение (Казахстан) 
13 июля 2007 №27 (475)


Галина Галкина
Думайте!

Марк Григорян - известный журналист, живет и работает в Лондоне, специалист одного из подразделений Би-би-си. В сфере его профессиональных интересов - Центральная Азия. Часто бывает в странах этого региона. Автор книги “Пособие по журналистике”

- Как Вы совершили такой переход - от научной работы в журналистику?
- Был школьным учителем. Период перестройки я, в отличие от миллионов сограждан, не ругаю. Для меня это было время, когда система советской школы еще оставалась крепкой, но уже можно было подходить к обучению творчески. Мы в своей школе основали школьную газету “Диалог”. Причем это была самая настоящая газета, тираж которой доходил до 250 экземпляров. Она продавалась. Дети зарабатывали деньги, получали зарплату, гонорары.
В один из августовских дней 1993 года к Марку пришел его отец, Владимир Маркович Григорян (ученый-филолог, доктор наук, известный пушкинист, лингвист). И он сказал сыну: “Сбылась мечта моей жизни”. Марк порадовался за него: “Здорово, когда в 65 лет сбывается мечта жизни”.
Отец заявил: “Ты ничего не понимаешь, потому что окончательное исполнение моей мечты зависит от тебя”. Марк попросил объяснений. Но Владимир Маркович возразил: “Нет, ты сначала пообещай, что ты выполнишь свою часть того, чтобы моя мечта осуществилась”. Марк, не задумываясь, сказал: “Да!” Тогда Владимир Маркович сообщил, что стал главным редактором газеты. Но если Марк не станет заместителем главного редактора, то Владимир Маркович вынужден будет отказаться от этого предложения. Марку ничего не оставалось, как согласиться на предложение отца.

- Это была газета одной из политических партий Армении. Отец не занимался политикой, он был ученым и публицистом. Мы с ним стали создавать эту газету “Свобода”. Но до этого момента ни он, ни я не имели никакого опыта газетной работы.
Так отец и сын Григорян проработали полгода. Сложился небольшой коллектив единомышленников. Газета обрела читателя.
- Но тут у отца случился инфаркт. Собрались сотрудники редакции, а это были люди его поколения, и решили, что теперь редактором должен быть я. Так я и редактировал эту газету “Свобода” почти год. Газета стала читаемой, рейтинговой. Но руководство партии стало накладывать свою руку на газету. Тогда я понял, что работать под таким прессингом я не смогу, и ушел.

Досье “НП”

Марк Григорян - радиожурналист, старший тренер в одном из подразделений Би-би-си (Лондон), продюсер Би-би-си, блоггер.
Родился 3 мая 1958 года в Ереване (Армения).
В 1980 году, окончив Ереванский государственный университет, поступил на работу в Ереванский научно-исследовательский и проектный институт автоматизированных систем управления городом. Диссертацию по специальности “Русский язык” защитил в 1989 году в Институте русского языка АН СССР (ныне - РАН).
В начале 90-х занимался филологией, преподавал в школе, параллельно был доцентом в университете.
В профессиональную журналистику пришел в 1993 году в качестве заместителя редактора газеты “Свобода” в Ереване. Потом был ее редактором. В 1995-1996 годах - заместитель редактора журнала AIM (Armenian Internetional Magazine). Вел ток-шоу на телевидении. Участвовал в игре “Что? Где? Когда?”, был президентом Ереванского клуба. Редактировал и писал для Интернета, сотрудничал со многими изданиями Армении и за рубежом. Был депутатом Ереванского городского совета.
Автор и редактор 14 книг, автор более 100 научных и многих журнальных статей. Один из основателей Кавказского института СМИ в Ереване.
В настоящее время живет в Лондоне, куда переехал после покушения на его жизнь в октябре 2002 года в Ереване.

- Вы ощутили себя несвободным?
- В журналистике нет свободы без ответственности. Для меня была проблема целого ряда ответственностей, которые я пытался решать. Ушел в никуда. Но спустя два-три дня мне предложили новую работу, и я согласился. Стал ереванским представителем общеармянского журнала, который выходил в Лос-Анджелесе. Там находится большая армянская диаспора, для которой очень важным было Ереванское бюро. Люди хотели знать, что происходит на родине. Так я проработал некоторое время, а потом мы с друзьями основали неправительственную организацию, которая занималась мониторингом и изучением разных вопросов, связанных со СМИ. Мы выпустили несколько книжек. И я рад сказать, что одна из них стала популярной. Она называется “Средства массовой информации Армении”. В ней описывался срез СМИ определенного момента в жизни Армении с точки зрения социологии, традиций, развития.
Марк Григорян уже тогда приезжал в Центральную Азию, Казахстан, на Кавказ с мастер-классами, редактировал центрально-азиатский электронный журнал Мedia insight Central Asia. Много писал в разные издания.
- Потом мы с друзьями основали Кавказский институт средств массовой информации. Это курсы для работающих журналистов продолжительностью в один год, где преподается журналистика и язык, а также основы знаний о Кавказе. Наш институт очень успешный, чему я очень рад. И всегда горжусь, что являюсь одним из основателей этого института.
В самый разгар работы в институте я взялся за одну очень болезненную политическую тему, готовился писать статью, и на меня было совершено покушение. Меня тяжело ранили. Выписавшись из больницы, я принял давнее предложение о новой работе в Лондоне. Спустя несколько месяцев перешел на работу на Би-би-си.
- Если говорить о Вашей журналистской деятельности, чем Вы гордитесь? Какими-то статьями, тем резонансом, которые они вызвали, журналистскими акциями?
- Я горжусь теми статьями, которые еще не написаны, которые существуют только в моем воображении. И, к сожалению, понимаю, что эти статьи я уже никогда не напишу. Зато количество ненаписанных статей, которыми я горжусь, все увеличивается.
- Лукавый ответ, Марк. Но я понимаю Вашу иронию.
- Это честный ответ.
- Известно, что Лондон, Великобритания стали своеобразным убежищем для оппозиционеров постсоветских стран. Общаетесь ли Вы с оппозиционерами?
- Я не являюсь оппозиционером. Пострадал я не потому, что защищал какую-то политическую силу и какие-то политические идеалы. Я - журналист и, конечно, общаюсь с политиками - в Лондоне и вне Лондона - и каждый день звоню разнообразным политикам разных стран СНГ, потому что беру у них интервью. Мне, к примеру, постоянно дает интервью один из помощников госсекретаря США. Общение журналиста с политиками - это неизбежность. Нужно быть профессиональным в этой работе.
- Вы хорошо знаете ситуацию в регионе. Насколько пресса Центральной Азии изменилась за время независимости? Перестройка была прекрасным временем для журналистов, мы открывали еще неоткрытые возможности свободной прессы...
- Вы знаете, это свойственно не только регионам Центральной Азии, это свойственно всем постсоветским СМИ, кроме стран Балтии. Главная проблема для СМИ - ее называют по-разному - кто-то говорит, что это непрофессионализм. Я предпочитаю называть это “мифологизацией процесса письма”.
Тому, как писать, не нужно учиться. Это свойство либо есть, либо его нет. Но на самом-то деле это свойство, которому можно научиться. “Мифологизация процесса письма” очень мешает развитию журналистики наравне с прямым влиянием политических элит на содержание СМИ.
- Журналисты стремятся быть объективными...
- Разумеется! И достигается это благодаря сбалансированности, точности и фактографичности. Журналистика призвана описывать факты. При этом нужно понимать, что между фактами и правдой есть очень серьезная разница. Факт - это то, что дано нам в ощущениях. Правда - категориальная субстанция, которая в ощущениях не дана. И вообще трудно сказать, что есть истина.
- Вы сказали, что в журналистике можно научиться хорошо писать, точно и сбалансированно. Но Вы ведь не получали такого специального образования? Что для Вас было школой журналистики?
- Жизнь стала моей школой журналистики. У меня были блестящие редакторы, которым я очень благодарен. Учился, читал советских, российских журналистов, таких, как братья Аграновские. Продолжаю учиться у западных наших коллег. Там огромные пласты журналистики, о которых здесь даже и не знают.
Вы не представляете, какие блестящие очерки, эссе и репортажи публикуются каждое воскресенье в воскресных приложениях к газетам. Я читаю статьи моих западных коллег, и мне бывает завидно, как хорошо они написаны.
Мне бывает очень обидно, что люди, не владеющие английским языком, не могут прочесть эти статьи. Интернет-ресурсы, которые переводят западных авторов на русский язык - “Иносми”, “Инопресса”, - обычно дают статьи, рассказывающие о странах СНГ, о России, Джордже Буше. Но эти переводы, статьи не представляют той картины, насколько разнообразна и богата западная журналистика.
- Как оплачивается труд журналиста на Западе?
- Смотря, какой журналист. Средняя зарплата у журналистов ниже, чем у врачей. А у врачей зарплата очень высока, что вызывает смешанные чувства в обществе.
- На Западе профессия журналиста - престижная, уважаемая? Как когда-то в СССР, когда на журналистов смотрели, как на небожителей.
- Да, можно было поехать в сельский район, показать журналистскую корочку, и тебе устраивали такую жизнь, о которой можно было бы мечтать. В курортный сезон, когда невозможно было достать билет на курорт, журналист получал этот билет волшебным образом. Это была очень престижная профессия.
- В чем причина, на Ваш взгляд, успеха западных журналистов и отставания постоветской прессы?
- Советские годы очень сузили сферу журналистики. Скажем, мы помним, что по проблемам судебной системы писала Елена Чайковская. А другие? Другие либо боялись, либо им не разрешали этого делать. Когда вся пресса ограничена тремя-четырьмя центральными изданиями, и дальше - по пирамиде вниз, то чего-то серьезного ожидать от прессы не приходится. Профессия и сегодня испытывает трудности. А западные журналисты работают на читателя и для читателя.
- Вы - эмигрант, планируете ли вернуться в Армению? Устраивает ли Вас жизнь в Лондоне?
- Эмигрантов можно делить по разным категориям. Я отношу себя к тем эмигрантам, которые уехали из страны проживания не по собственному желанию. А это значит, что для современного мира моя ситуация во многом нетипична. Конечно, я бы хотел вернуться домой. Что же касается Лондона - что-то мне нравится, а что-то нет... Тоже нормальная ситуация.
- У Вас есть ощущение, что Вы живете в стране конституционной монархии?
- То и дело возникают эти ощущения, когда, например, пишут о принцах, выходящих из очередного ночного клуба в обнимку со своими подружками. Но когда я просто иду по улице, то не чувствую особой разницы с другими городами. Конечно, в Лондоне уличного порядка больше, но не потому, что там конституционная монархия, а потому, что законы там выполняются.
- У Вас очень плотный график работы...
- Я люблю плотный график работы и очень скучаю и тоскую, когда работы немного.
- Остается время для приятного чтения? Что Вы читаете?
- Я читаю все. Для этого времени не нужно. Потому что я читаю всегда и постоянно. Сейчас я читаю книгу Радзинского, довольно интересную, о любви.
- Много ли у Вас друзей?
- Очень много. Журналисты, правозащитники, аналитики, политики, музыканты. Я с ними постоянно нахожусь в контакте. Очень дружен с ними и дорожу этой дружбой.
- Какие газеты Вы предпочитаете читать?
- Почти каждый день читаю The Times, Independent. В газете The Times я предпочитаю смотреть политические новости, в Independent мне нравится, как освещают вопросы культуры. Еще я читаю газету, которая на постсоветском пространстве имеет имидж желтой, называется The Sun. Она таковой и является, но в этой газете прекрасная спортивная секция.
То, что они пишут о спорте, как правило, точно и ясно. А я большой футбольный болельщик... В том, что касается новостей, то я, главным образом, смотрю ленты новостийных агентств, потому что профессионально работаю больше с этими материалами, чем с газетами. А российские газеты читаю в том случае, когда там напечатано что-нибудь специфическое.
- Как предпочитаете отдыхать?
- Уже много лет не отдыхаю. Сижу дома и пишу.

Tags: СМИ, журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments