March 6th, 2012

50

Немного о природе московских протестов

Конечно, московские митинги "За честные выборы" были акциями не политической оппозиции, а гражданского общества. 

Разница в том, что оппозиция, как и власти, находятся в политическом поле. Их отличает наличие позитивной политической платформы. Оппозиция, собирающая людей на митинги, призывает, чтобы они поддержали ее идеи о том, как лучше управлять страной. Призыв провести честные выборы вряд ли можно считать позитивной платформой оппозиции. 

Но это хорошо. Это значит, что в Москве пробуждается гражданское общество (а не оппозиция, как об этом часто пишут). 

Навальный не успел стать лидером оппозиции именно потому, что к выборам не мог сформировать своей платформы. Его взгляды на коррупцию и национализм не сформировались еще в систему политических воззрений. И даже если бы сформировались, ему нужно еще немало времени, чтобы набрать сторонников, создать структуры партии... Это большая работа. 

То же самое, кстати, и у Прохорова -- ему еще предстоит создать партию.

Получается, что протесты в России проходят, но оппозиция как таковая еще не совсем сформулировалась. И все же, нельзя не признать, что в России есть по крайней мере одна сформировавшаяся оппозиционная партия. 

Смотрите: на следующий день после выборов выигравший кандидат зовет проигравших на встречу, и проигравшие кандидаты послушно на эту встречу пришли. Не пришел лишь Зюганов. И это свидетельство того, что он не намерен прогибаться перед Путиным. К Зюганову можно относиться, как угодно, но он -- лидер настоящей оппозионной силы. 

А других пока нет. 

50

Почему я не согласен с президентом Азербайджана

Нет, я не о глобальных явлениях и событиях, не о категорическом императиве, хотя, подозреваю, что он у нас разный.

Я о его высказывании на конференции, в котором он всех армян причислил к врагам Азербайджана.

"В первую очередь, наши основные враги - мировое армянство и находящиеся под его влиянием лицемерные, погрязшие в коррупции и взяточничестве политики", сказал он.

Получается, что население Карабаха Алиев причисляет к врагам Азербайджана, при этом, считая карабахцев гражданами Азербайджана. Я вижу в этом двойственность мышления, потому что либо они граждане и, следовательно, с ними нужно обращаться как с гражданами, либо они враги и обращаться с ними нужно, как с врагами. И то, и другое вместе невозможно.

Не согласен я с Алиевым и в другом.

Я, например, себя не считаю врагом Азербайджана. Наоборот, я радуюсь его успехам, желаю Азербайджану процветания и демократического будущего. Желаю, чтобы страна тратила деньги не на гонку вооружений, а на пользу своих граждан. Хочу принимать у себя в гостях друзей-азербайджанцев и ездить к ним в гости в Баку. Разве враги бывают такими?