May 21st, 2011

50

Политика и нравственность

Парламент Грузии признал геноцид черкесского народа. 

Комиссия Кнессета -- парламента Израиля -- по образованию и культуре начала на этой неделе рассматривать вопрос о признании геноцида армян на решение парламента. 

А я спрашиваю: если бы у Грузии были хорошие взаимоотношения с Россией, признал бы ее парламент геноцид черкесского народа? 

И если бы у Израиля были хорошие взаимоотношения с Турцией, стал бы Кнессет говорить о признании геноцида армянского народа? 

И я снова задаюсь вопросом: как получается, что морально чистые и правильные шаги совершаются потому, что их свершение диктуется сиюминутными политическими соображениями? 

И остаются ли они после этого морально чистыми? 
50

Общественный диалог, оказывается, возможен

Интересные события происходят в Армении. 

Президент отослал в парламент предложение по амнистии. Так должно быть по конституции страны: решение по амнистии принимает парламент по представлению президента. И хотя имен в президентском предложении нет, оппозиция полагает, что речь идет о политических противниках президента, которые сейчас сидят в тюрьме. 

Их немного -- четверо осужденных по делам, связанным с событиями 1 марта 2008 года, когда в результате столкновений демонстрантов с силовиками погибли десять человек, и еще двое, осужденных по другим делам. 

Этот шаг вписывается в ряд других шагов. Со стороны оппозиционного Армянского национального конгрессе (АНК) это выразилось в отказе от радикальных шагов. Со стороны президента -- в заявлении о возобновлении расследования событий 1 марта и теперь -- о возможной амнистии заключенных, сидящих по мотивам, связанным с политикой.

Это -- самый настоящий диалог. Диалог между властями и внепарламентской оппозицией на постсоветском пространстве явление чрезвычайно редкое. Как правило, правящая верхушка просто монополизирует политику и не подпускает к ней никого. В некоторых случаях монополия не получается, но вместо диалога есть перетягивание каната -- кто кого. "Кто не с нами, тот против нас", -- девиз постсоветской политики. 

Именно поэтому я оцениваю шаги президента Армении и АНК очень позитивно. Это уже здравая и зрелая политика.

(Статья об этом -- здесь)
50

Андрею Сахарову 90

Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова. 

В восьмидесятых годах он был для меня воплощением совести. Я вылавливал во "вражеских голосах" крохи информации о том, как он держал голодовки в Горьком, читал его статьи в "Самиздате" и восхищался его смелостью и откровенностью. 

Сахаров не боялся. Это было удивительно: он жил в СССР, был советским ученым, академиком, трижды Героем социалистического труда, лауреатом всевозможных премий -- и не боялся. 

И только потому, что он не испытывал этого священного трепета и страха, СССР трепетал перед ним. Нет, конечно, я не о жителях Советского Союза, многие из которых просто не знали о существовании Сахарова, а другие были искренне уверены в том, что он -- ставленник капитализма и вообще "змея, вскормленная на груди". Я говорю о государстве, о структуре господства. 

И не зря трепетал. Сахаров силой своего слова, своего убеждения сыграл огромную роль в развале коммунистической империи. Но самое интересное то, что Сахаров был искренним и убежденным сторонником существования Советского Союза. Он говорил и требовал его реформы, демократизации и хотел обратить внимание властей на необходимость разрешения тех проблем, многие из которых до сих пор разрывают постсоветские государства. 

Я ни секунды не сомневаюсь, что мир был бы другим, если бы Сахаров не умер 14 декабря 1989 года. 

Но случилось то, что случилось. И история пошла по тому пути, по которому пошла. 

Послушайте его выступление на Съезде народных депутатов СССР. Послушайте, о чем он говорил. И посмотрите, как этот съезд захлопывал его выступление, как Горбачев отключал ему микрофон... И посмотрите на лица депутатов. Во мне до сих пор сидит чувство стыда от того, как с ним обошлись. 




50

Реакция властей на протесты

В Тбилиси и Батуми прошли акции протеста. В Тбилиси, как я понимаю, акция продолжается. 

Но мое внимание привлекли не сами акции -- они, как я понял из сообщений грузинских новостных агентств, не очень многолюдными, хоть и довольно шумными. 

Гораздо интереснее реакция властей. Причем даже не сама по себе, а в сравнении с тем, как на акции протеста реагируют правительства стран Кавказа. 

-- В Грузии реакция спокойная. Правда, я не знаю, что именно произошло в Батуми (сведения разные), но, в целом, все было более или менее спокойно: акция прошла, потребовали эфира -- получили. Что-то еще продолжается, но Тбилиси видел акцию оппозиции, продолжавшуюся и несколько месяцев, так что, вроде, ничего... 

-- В Армении оппозиция собирает большие митинги и демонстрации. 15-20 тысяч -- это для Еревана серьезная цифра. Власти, конечно, начеку. Интересно, что несогласия и проблемы между властями и оппозицией уходили в область, если так можно выразиться, тактики: главным образом, где именно проводить митинги. Но митинги привели к тому, что между оппозицией и властями начался диалог. Непрямой, нелегкий, но диалог. 
 
-- В Азербайджане всякое намерение провести акцию протеста встречается жестко. Даже когда на улицы выходит несколько сот человек, власти пресекают их выступления на корню. Идут задержания, аресты, несколько человек осуждены. Правда, надо сказать, что осуждены за дела, совершенно не связанные с протестами. Но это почерк многих постсоветских правительств.