May 7th, 2011

50

Эссе о Ереване. Продолжение

В поисках прошлого

ссылки на предыдущие части. 

Часть первая: Пришествие -- здесь
Часть вторая: Еще одно пришествие -- здесь
Часть третья: Ереван, который увидел Таманян -- здесь
Часть четвертая: Город, каким его мог увидеть архитектор -- здесь 
Часть пятая: Райский город-сад -- здесь
Часть шестая: Райский город-сад. Продолжение -- здесь
Часть седьмая: Четыре измерения архитектуры -- здесь

(Все вместе можно прочитать и по тэгу "Эссе")


Архитектурная мифология Еревана


(Часть генерального плана Еревана. Фрагмент памятника Таманяну в Ереване
 

Как бы то ни было, в Ереване собрались выдающиеся деятели науки и культуры, чтобы строить новую Армению. Таманян же должен был продолжить свою работу над генеральным планом столицы новой, социалистической Армении. И наработки у него уже были – идея строить город-сад родилась у Таманяна несколько лет назад, когда он думал о новом Ереване в независимой республике.

Но ситуация изменилась.

Во-первых, Арарат уже был за границей. А это значило, что открывающаяся на Арарат композиция города приобретала символическое значение, которого не было раньше. Раньше, когда гора была в пределах Армении а границы страны вот-вот должны были быть установлены намного южнее, развитие города на юг было совершенно естественным.

Сейчас же оно приобретало значение, которого не было раньше. Развитие на юг становилось символом утраченных территорий, надежной на воссоединение Армении в границах если не от моря до моря, то хотя бы вильсоновских, южнее озера Ван… И нельзя сказать, чтобы эти надежды представлялись тогда совершенно утопичными. Ведь осенью 1922 года Турция перестала быть султанатом, вот-вот должна была быть провозглашена республика, у Ататюрка были прекрасные взаимоотношения с Лениным, и вообще, у многих были надежды на скорую победу пролетарской революции в Турции, а в дальнейшем и во всем мире. А как только это случится, братский пролетариат Турции, конечно, оценит важность территорий исторической Армении для армян и…

Словом, да, это мечта, но красивая, и, как тогда казалось, довольно близкая к осуществлению.

Но был и второй аспект, не менее, а может, даже более важный. В 1919 году перспективы Еревана на то, чтобы оставаться столицей Армении, были не столь велики. Через четыре года, в 1923 году, было уже ясно: этот город будет столицей республики на протяжении многих десятилетий.

И третий: в генеральном плане должно было быть предусмотрено, что население города должно было вырасти в пять раз и через 15 лет достичь 150 тысяч человек. И это противоречило идее города-сада по английскому утописту Говарду – ведь он утверждал, что в таком городе могло жить не более 30 тысяч людей. А тут – в пять раз больше.

И если следовать логике Говарда, то Таманяну надлежало спроектировать конгломерат из взаимосвязанных пяти городов по 30 тысяч человек в каждом. Но было решено строить один город. Идея конгломерата, насколько я понимаю, даже не рассматривалась. А это значило, что Ереван должен был стать не говардовским, а таманяновским городом-садом.

Collapse )