April 22nd, 2011

50

Продолжение эссе о Ереване

В поисках прошлого

Часть третья

Ереван, который увидел Таманян


(Примерно так выглядела панорама центра Еревана в те годы -- фото отсюда)


Никто не знает, сколько человек жило в Ереване к лету 1919 года.

По последней переписи было около тридцати тысяч. Эту цифру обычно и указывали в советское время как население столицы. Но это неправильная цифра. И вот почему: к «своим» тридцати в Ереване добавилось около семидесяти пяти тысяч человек – "турецких" армян, бежавших от геноцида.

Они жили в ужасающих условиях – буквально под открытым небом. Летом их палило жаркое солнце Араратской долины, а зимой, когда температура опускалась ниже -15 градусов, им приходилось вымаливать у нищих, но живших под крышей местных жителей что-либо, чтобы укрыться от холода.

А зима 1918-1919 годов была не то, что голодной – она была кошмарной. Как только на склонах гор и холмов появилась первая трава, ослабевшие после голодной зимы, вялые и бесцветные, люди, согнувшись, медленно шли по горам, собирая траву, из которой потом готовили «салат» и ели. Это продлевало их жизнь еще на несколько часов. В Ереване практически не осталось кошек и собак. Их съели.

В своих воспоминаниях последний премьер Республики Армения Симон Врацян описывал ту весну.

Collapse )

Первая часть "Пришествие" -- здесь

Вторая часть "Еще одно пришествие" -- здесь
50

Статья в The Guardian

Статья из вчерашнего Guardian.

Особенно, как говорится, отдельно приятно, что она иллюстрирована репродукцией с картины Саркиса Мурадяна


Komitas Vardapet, forgotten folk hero

Composer Komitas Vardapet survived a genocide and somehow bridged Armenia and Turkey's musical divide. He should be better known



Sunday 24 April is Easter Day, but for Armenians it is also genocide remembrance day. This is when Armenians all over the world will gather to commemorate the anniversary of the 1915 genocide in which 1.5 million Armenians in Turkey were either slaughtered, or died on forced marches into exile. For Armenians, music is memory. And whenever they gather to honour their dead, the songs they sing are by the composer who speaks for the soul of their nation, Komitas Vardapet. He himself was a victim of the 1915 persecution, and though he survived physically, he was driven into madness by it. Outside Armenia he, too, has been swept under the carpet of history.

Komitas's output was modest: 80 choral works and songs, arrangements of the Armenian mass, and some dances for piano. But as his better-known compatriot Aram Khachaturian acknowledged, he singlehandedly laid the foundations for Armenia's classical tradition. And as a collector and arranger of folksongs, he did for Armenia what Bartók did for Hungary, turning simple material into bewitchingly sophisticated polyphony. After a Komitas concert in Paris, Claude Debussy declared that on the basis of a single song, he deserved to be recognised as a great composer. Yet many classical musicians barely recognise his name.

(Полностью статья -- здесь)