December 10th, 2010

50

Председатель Конституционного Суда России о криминале и власти

Зорькин: криминал в РФ угрожает конституционному строю

Нарастающая криминализация общества угрожает конституционному строю России, считает председатель Конституционного суда Валерий Зорькин, вступая в заочный спор с президентом страны и премьер-министром.

В статье, опубликованной в правительственной "Российской газете" в преддверии Дня Конституции, глава КС выражает опасение, что столь распространенное сращивание власти и криминала в скором времени может стать в России нормой.

Зорькин перечисляет населенные пункты, где правоохранительные органы уже обнаружили такой опасный "симбиоз": станица Кущевская Краснодарского края, Новосибирск, Энгельс, Гусь-Хрустальный, Березовск и так далее.

Если "государство превратится из криминализованного в криминальное", предупреждает глава КС, "граждане наши поделятся на хищников, вольготно чувствующих себя в криминальных джунглях, и "недочеловеков", понимающих, что они просто пища для этих хищников. Хищники будут составлять меньшинство, "ходячие бифштексы" - большинство. Пропасть между большинством и меньшинством будет постоянно нарастать".

Официальная "Российская газета" поместила статью Зорькина, по всем признакам программную, на самое видное место на своей первой странице.

Мечта о диктатуре

По мере роста агрессии, пишет Зорькин, в угнетенном криминалом обществе будет нарастать мечта "о железной диктатуре, способной предложить хоть какую-то альтернативу криминальным джунглям".

"Об этой диктатуре станут мечтать как о высшем благе. И еще неизвестно - останется ли подобное "благо" несбыточной мечтой обездоленных. Или же явится, после их долгих мук, сомнительный "спаситель", прекращающий криминальный беспредел и заменяющий его диктатурой того или иного образца", - пишет председатель Конституционного суда.

Процитировано отсюда

Сама статья Зорькина здесь.

50

Нобелевская премия мира

На церемонии вручения Нобелевской премии мира внимание всех присутствующих было приковано к одному пустому креслу. Его должен был занять лауреат -- китайский писатель, публицист и диссидент Лю Сяобо. 

Лю не приехал на вручение премии, потому что он сидит в китайской тюрьме.

Нобелевская премия мира вручается с 1901 года. За все это время было всего пять случаев, когда лауреат Нобелевской премии мира не смог присутствовать на церемонии.

Вот они:

2010 -- Лю Сяобо, Китай

1991 -- Аун Сан Су Чжи, Бирма

1983 -- Лех Валенса, Польская Народная Республика

1975 -- Андрей Сахаров, СССР

1935 -- Карл фон Осецкий, Германия.
50

Бюрократия рождественской елки

Сегодняшний текст из "БибиСевы". 

Есть и звук. Он здесь

*   *   *

Кто правит страной? Ответ, кажется, прост: президент. Или, если это, например, Великобритания, то премьер-министр. Короли и королевы сейчас уже почти не правят – функции у них представительские и делать им особенно ничего не приходится. Ну, разве что раз в квартал попредседательствовать на каком-нибудь заседании или прочитать в парламенте заранее написанную речь.

А кто управляет президентами? Кое кем, возможно, управляет жена. Мне не известны случаи, чтобы президентом какой-либо страны управляла его теща. Но это ничего не значит: такое вполне могло бы случиться.

Но не будем о родственниках. Кто еще может управлять самыми главными людьми? Как вы думаете? Но не буду вас томить: это – бюрократия. Она существует как бы сама по себе, проникая во все поры нашей жизни, вызывая то раздражение, то самую настоящую злость, а то, может случиться, и желание отказаться от всего и уйти куда-нибудь в горы, где просто нет никаких бумаг, и никто не попросит вас заполнить форму или принести справку. Помните? «Дайте мне справку о том, что мне нужна справка с места жительства и места работы»?...

С бюрократией столкнулся британский министр-казначей Джордж Осборн, когда выяснилось, что его ведомству придется заплатить за рождественскую елку 875 фунтов стерлингов. По нынешним ценам это примерно тысяча евро. «Отдавать столько денег за обыкновенную елку с игрушками и звездой на макушке?» – подумал Осборн и предложил купить в соседнем магазине елку, нарядить ее и, таким образом, сэкономить немного денег.

Но не тут-то было. Бюрократия взбунтовалась. Как это так? Тащить неучтенную елку на Даунинг-стрит? Правда, не в дом номер десять, где живет и работает премьер-министр, а в дом номер одиннадцать, но ведь по соседству же?!

Фирма, обслуживающая государственное казначейство написала министру строгое электронное письмо. Суть его была в том, что в предложении купить по соседству елку не указано, кто именно должен будет сходить за ней в магазин, как это дерево принесут и пронесут в здание, кто будет отвечать за то, чтобы елку выкинули на свалку после Рождества, и, главное, как это будет сделано.

Были и другие вопросы: например, как решится вопрос полива рождественского дерева и кто будет его поливать? Кто озаботится подставкой? Кто купит игрушки? Кто будет отвечать за украшение дерева и кто должен будет предоставить стремянку для украшения…

Это вызвало целый шквал электронной переписки. Ответственные чиновники отвечали на вопросы, чем вызывали серию новых вопросов. В конце концов, елку для министерства доставили – даром. Игрушки и гирлянды купили за 36 фунтов в магазине Argos, но бюрократы не сдавались. Они отказались дать работникам министерства стремянку, чтобы им было легче украсить елку. И даже за деньги не дали. Дескать, моя стремянка! Кому захочу, тому и дам!

А еще они пригрозили, что если кто-нибудь из рядовых работников министерства попробует влезть на стул, чтобы повесить на елку украшения, то это нарушит правила по технике безопасности, а это дело серьезное, может, даже подсудное.

Но и здесь нашлась лазейка. Оказалось, что постоянный секретарь – а это одна из высших должностей в министерстве – имеет право влезть на стул. Что сэр Ник Макферсон и сделал, благополучно укрепив звезду на макушке.

… Помню, когда Советский Союз был на грани развала, многие полагали, что с этой страной исчезнет и всепроникающая бюрократия, мечтали о том времени, когда проблемы будут решаться без заполнения множества бумаг, проставления печатей и амбарных книг со всеми этими «входящими-исходящими».

Это были мечты, сродни утопии. А переехав на Запад, я увидел, что бюрократия процветает и здесь.

И иногда мне кажется, что где-то в полутемном подвале, расположенном в невидимых глубинах одной из мировых столиц, живет Главный Бюрократ. Это мужчина с необъятным животом, в засаленном пиджаке с суконными нарукавниками. На нем темный и скучный галстук. Он врос в свое кресло. В руках у него перьевая ручка, которой он подписывает бумаги. И как только он поставит свою закорючку, все в мире приходит в движение. А если не поставит, то мир замирает в ожидании.

А он занят. Он обедает.