November 26th, 2010

50

Из прогулок по Иерусалиму

По Старому городу, естественно.



Наверно, я мог бы назвать этот пост и "Жизнь Старого города", но, конечно, жизнь его намного многообразней и интересней, чем я могу показать в нескольких фотографиях. Поэтому, пусть так и будет.

Collapse )
50

О выступлении Леонида Парфенова

Не нужно даже особенно вдумываться, чтобы понять, что Леонид Парфенов не сказал почти ничего такого, что не было бы известно до его выступления. 

Но необходимо понять: важно то, кто это все сказал, где и когда. 

Важно, что сказал это не политик, а журналист, причем один из самых признанных в своей профессии. Если бы это говорил оппозиционный политик, то он не нервничал бы, потому что для него такие речи не в новинку. Но ведь и человек, способный на такую речь, вряд ли бы "пробился" на центральный телеканал и ему вряд ли бы вручили престижную премию. 

Таким образом, круг замыкается: мы действительно знали то, что сказал Парфенов, еще до его речи. 

Свою короткую речь Парфенов сказал на церемонии присуждения профессиональной премии, когда в зале сидели все руководители телевидения. По телекадрам, размещенным в интернете видно, что для них это было ударом, а для него -- тяжелым испытанием: так он нервничал и, наверно, даже боялся. 

Что изменит эта речь? Не знаю. Как говорят аналитики, "в краткосрочной перспективе" она мало что может изменить. Ведь дело в том, что если даже сейчас снимут все запреты и ограничения, журналисты не смогут сразу начать писать гениальные (или пусть просто талантливые) статьи, открыто и свободно. Не смогут просто потому, что не обучены этому. Писать без цензора -- внешнего или внутреннего (или обоих) -- писать ответсвенно, чтобы отвечать за каждое сказанное слово, писать беспристрастно -- всему этому надо учиться. Это совершенно другая журналистика, другая профессия. 

Но выступление Парфенова важно еще и потому, что после избиения Кашина в состоянии журналистов в России что-то изменилось. Не знаю, что именно, но ситуация в профессии сейчас стала другой, и не надо быть в России, чтобы это чувствовать. 

А что изменит это выступление в долгосрочной перспективе? Неужели после него все журналисты смогут отказаться от обслуживания интересов каких-то политических групп или личностей и перейдут на обслужливание интересов своих читателей, зрителей и слушателей? Это трудно. Это все равно, что поменять профессию. Но речь Парфенова -- это капля, которая точит камень. Причем в его случае -- не просто капля, а, наверно, целый водопад. 
50

Важное решение

Как непросто дался России этот благородный и нравственный шаг! Как трудно примириться с собственной историей... 


Дума признала расстрел в Катыни преступлением Сталина

Госдума приняла заявление "О Катынской трагедии и ее жертвах", которое признает массовый расстрел польских граждан в Катыни преступлением сталинского режима.

В заявлении, подготовленном думскими комитетами по международным делам, по делам СНГ и по делам ветеранов, говорится, что депутаты решительно осуждают расстрел поляков под Катынью в 1940 году и признают трагедию преступлением тоталитарного режима Сталина.

В документе отмечается, что публикация материалов, которые долгое время хранились в секретных архивах, "не только раскрывает масштабы этой страшной трагедии, но и свидетельствует, что Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей".

(Полностью читайте здесь)