September 30th, 2010

50

Киевский дом на улице Гоголевской

Пару недель назад была у нас Евгения Белорусец -- фотограф из Киева, выигравшая конкурс Королевского фотографического общества совместно с газетой The Guardian. 

Я виноват -- мог и должен был рассказать о ней раньше, тем более, что она очень достойный человек. И фотопроект, который она осуществила, действительно прекрасный. Это серия черно-белых фотографий, рассказывающих о буднях одного киевского дома. 

Вот только одно фото: 



Еще несколько фотографий из проекта Евгении "Дом на Гоголевской" -- здесь. Не поленитесь посмотреть: они очень хороши. 

А здесь -- наша беседа с ней о том, как она создавала этот цикл, и что мне больше всего в нем понравилось. 
50

Из рассказа Михаила Идова "Прощальная симфония"

Рассказ "Прощальная симфония" был опубликован в журнале "Сноб" за декабрь 2009 года. Сюжет его в том, что американские музыканты приезжают на концерт в новогоднюю ночь миленниума: двухтысячного года. И после концерта один из музыкантов, увлеченный молодой и красивой петербуржанкой, попадает в руки милиции. Его избивают всю ночь. Утром, заплатив взятку, его из отделения вызволяют друзья-музыканты. 

В самом начале рассказа -- описание милиционеров в аэропорту. 


"Смотри, -- сказал Гейб, когда они выстроились в очередь перед дверьми рэдиссоновского автобуса. Лунквист вцепился в свой альт, исполненный решимости не сдавать его ни в какой багаж. -- Копы. 

-- Милиционеры, -- назидательным тоном поправил Яша. Не тычь в них пальцем.

Оскар посмотрел. Одетые в серое милиционеры почти сливались с цементной стеной аэропорта. Они стояли тесной троицей, курили, прикрывая ладонями огоньки сигарет, и равнодушно глядели на залезающих в автобус американцев. Если их работа состояла в том, чтобы представлять государство, то они справлялись идеально: все трое выглядели одичавшими и голодными. Плохо сидящие кителя казались шкурами других милиционеров, более плотной комплекции. Маленькие пистолеты на ремнях внушали страх без уважения, воплощая не столько авторитет власти, сколько личную способность к нанесению увечий. Слово militia в изначальном смысле к этой троице вполне подходило: они, казалось, подчинялись только самим себе."