September 22nd, 2010

50

И снова о ролике и армии


Прочел сегодня в новостях, что арестован обладатель большого пуза, издевавшийся над двумя солдатами. 

Об этом пишут новостные агенства, называют имя этого человека (ему предъявлено обвинение), имена солдат (они признаны потерпевшими), говорят, что допрашивается человек, снимавший на мобильный телефон четыре с половиной минуты садистского обращения с молодыми парнями. 

О самом ролике я писал. Это -- здесь

Тот мой пост вызвал целый шквал возмущенных комментов. Когда ветер стих, я решил посмотреть, что именно вызвало такую волну эмоций. 

Во-первых, комментаторы подвергали сомнению аутентичность ролика. Собственно, и я не утверждал, что он не фальшифка -- я допускал такую возможность. Но среди комментаторов были такие, кто рвался в бой, чтобы доказать, что этот ролик был сфабрикован врагами. Причем враги могли быть и внутренними, и внешними. Это, видимо, зависело от личных симпатий или антипатий писавших. 

В то же время:

-- Не подвергалась сомнению вероятность факта издевательства над солдатами.
-- Не ставилось под сомнение, что такой факт есть проявление дедовщины, которая есть, в том числе, и в армянской армии. Как и в других постсоветских армиях.

Но были разногласия в оценке факта садистского издевательства над солдатами. 

Кое-кто проявлял снисходительность, говоря, что когда множество мужчин собирается в закрытом пространстве, такое возможно. Другие возмущались. И те, кто возмущался, не сомневались в том, что эта видеозапись аутентична и относится к армянской армии. 

Но во всех комментах все же было нечто общее. Что именно? 

Во-первых, это была общественная заинтересованность в армии, ее состоянии и, следовательно, боеготовности. Это подтверждалось эмоциональностью комментов и споров. 

Во-вторых, характер комментов показывал закрытость армии как института. Это, кстати, подчеркивалось тем, что авторами подавляющего большинства комментов были женщины. Для них армия является вещью в себе, эдакой камерой обскурой. И это понятно. 

Оба эти аспекта очень важны. Смотрите: именно заинтересованность общества помогает очищению армии, как может произойти в этом случае. Если, конечно, окажется, что обвинения предъявлены именно тому человеку, чей большой живот видно на съемке. А также если руководство сможет оценить все плюсы общественного внимания и смогут их использовать на пользу установления порядка в армии. 

А закрытость армии приводит к генерализованным обобщениям, что, в общем, неправильно. 

Ведь армия как институт является слепком государства. И если страна живет не по закону, а по понятиям, то и армия будет жить по понятиям. Если в государстве процветает коррупция, то она будет и в армии. Исправлять, конечно, надо. Тут, правда, возникает вопрос: с чего начинать? То есть, "когда страна станет нормальной, все устаканится и в армии", или "надо начинать очищение с самого важного (например, армии), и потом решать вопросы по очередности". Но это, в общем, проблема курицы и яйца. Главное, что надо начать. 

И, кстати, я совершенно не уверен в том, что, приди к власти оппозиция, она сможет решить эти вопросы.