August 17th, 2010

50

О языках и языковой политике

Объявление с одного из центральных лондонских автовокзалов. 



И никто почему-то не кричит, что "раз понаехали, то надо учить язык"... Наступит время, сами выучат. А пока можно и помочь.
50

Не могу понять

В новостях и во френдленте читаю о судебных решениях по делам, где простым гражданам противостоят милиционеры, их родственники, люди близкие к власти... 

И решения, как правило, оказываются против простых граждан. Понимаю, что на судей оказывается давление, что над ними довлеют советские еще "традиции" "телефонного права". Но неужели для них -- судей, принимающих несправедливые и неправедные решения, и остальных -- нет ничего важнее этой сиюминутности? И не останавливают их ни совесть, ни пресса, ни интернет?.. Никто? 
50

Мои журналистские университеты

Часть вторая, в которой я рассказываю о том, как ездил в городок, где алмазов было больше, чем людей..

Первая часть, в которой рассказывается о том, как я начал работать в журнале AIM -- здесь


Алмазы и бриллианты

Рабочий день у меня начинался с чтения электронной почты. На малюсеньком экране допотопного макинтоша я читал лаконичные послания из Америки, содержащие короткие указания. Например, «в пять вечера придет сестра Монте Мелконяна. Принять, поговорить, подарить журнал». Или «Позвонить в эстетический центр и узнать, когда у них очередная выставка. Сходить, посмотреть, стоит ли сделать материал».

Предписание в один из июньских дней 1996 года гласило: «Поезжай в Нор-Ачин и сделай материал про переработку алмазов. Там должна быть фабрика Арсланяна. Найди».

Задание было предельно ясным. И на следующий день мы с Рубиком поехали в Нор Ачин. И эта поездка оказалась одной из самых ярких во всей моей жизни. Отъехав от Еревана на каких-то двадцать-двадцать пять километров, я оказался в городке, где все, включая стариков и детей, занимались алмазами, превращая их в бриллианты.

Такого количества алмазов сразу и в одном месте я никогда в своей жизни не видел. И вряд ли уже увижу.

Алмазов было так много, что к шести вечера я устал от них, от их блеска, света, легкой желтизны, вкрапления угольков и шершавости. Алмазы чудились мне повсюду: казалось, что даже камешки возле дороги были драгоценными. Не говоря уже о том, что все время хотелось вывернуть карманы, чтобы посмотреть, не завалялось ли там чего-то драгоценнокаменного?

Пора было отправляться домой. Я доплелся до остановки рейсового автобуса Нор Ачин-Ереван. Автобуса еще не было. Рядом с остановкой был типичный деревенский магазин, у прилавка которого стоял типичный армянский дед – небритый, усатый, в сером пиджаке и с сигаретой в руке.

– Дед, а ты почему здесь? Почему ты не занят огранкой алмазов? – не выдержал я.

– С меня хватит. Я двадцать пять лет этим занимался, совсем глаза испортил. Дом построил, сыновьям квартиры купил… Сейчас оба моих сына алмазы гранят. Они молодые, пусть работают. Мое время истекло. Я лучше тут посижу.

«И он тоже…» – грустно подумал я и вернулся на остановку.

Collapse )