June 1st, 2010

50

Андрей Вознесенский

В день смерти поэта мне хочется подумать о нем, перечитать его стихи, снова оценить его творчество и то место, которое его творчество занимало в моей жизни.

Но чем дольше я думал, тем лучше понимал, что мы с ним существуем, наверно, в разных мирах, разных вселенных. Видимо, это как раз то самое состояние, которое называется "стилистическими различиями". 

Все-таки, Вознесенский был совершенно советским поэтом. И это несмотря на знаменитую фразу Хрущева "Убирайтесь вон, господин Вознесенский, к своим хозяевам. Я прикажу Шелепину, и он подпишет вам заграничный паспорт!" Несмотря на флер "западничества", подкрепляемый дружбой с Алленом Гинсбергом, встречей с Мерилин Монро, он оставался поэтом советским, признанным и обласканным партией и правительством.   

Не был он аполитичным поэтом. Не был и бунтарем. Вознесенский был, скорее, фрондирующим конформистом. И я не согласен с тем, что он расширял рамки свободы для советских читателей. Другое дело, что он расширял рамки конформизма, причем делал это как раз за счет допустимой фронды.

Конечно, Вознесенский был шестидесятником, властителем дум советской молодежи тех лет. Вместе с Рождественским и Евтушенко он был неким символом новой романтики шестидесятых. Он был учеником Пастернака и считался продолжателем дела Маяковского. 

Юрий Карабчиевский в книге «Воскресение Маяковского» писал об этих трех поэтах:

«… чудесное воскресение Маяковского уже имело место в советской реальности, столь богатой всякими чудесами. Произошло это, разумеется, в виде фарса и сразу в трех ипостасях. Три поэта: Евтушенко, Вознесенский, Рождественский. Каждый из них явился пародией на какие-то стороны его поэтической личности.

(…) Вознесенский -- шумы и эффекты, комфорт и техника, и игрушечная, заводная радость, и такая же злость.

(… ) Все они примерно в одно время прошли через дозволенное бунтарство, эстрадную славу, фрондерство, полпредство (…) Ни обостренного чувства слова, ни чувства ритма, ни, тем более, сверхъестественной энергии Маяковского – этого им было ничего не дано. Но они унаследовали конструктивность, отношение к миру как к оболочке, отношение к слову как к части конструкции, отношение к правде слова и правде факта как к чему-то вполне для стиха постороннему. Они возродили кое-что из приемов: положительную самохарактеристику, блуждающую маску, дидактику... И еще из предыдущей своей инкарнации они заимствовали одну важнейшую способность: с такой последней, с такой отчаянной смелостью орать верноподданнические клятвы, как будто за них -- сейчас на эшафот, а не завтра в кассу…»

Collapse )
50

Правильно ли я понимаю?

Правильно ли я понимаю, что в Ереване уже 3-4 дня продолжается противостояние полиции и нескольких десятков оппозиционных активистов? 

Правильно ли я понимаю, что суть этого противостояния в том, что активистам не разрешают пройти на площадь Свободы? И как только они подходят к границам парка, окружающего площадь, их встречает полиция? 

И что есть больше десяти задержанных и трое арестованных, среди которых 23-летняя девушка-журналистка, которой предъявлено обвинение в "применении насилия по отношению к должностному лицу"? 

И что это все происходит в действительности?