May 31st, 2010

50

О Сталине и моей семье (дополнение)

По просьбе дочери я написал небольшое эссе о Сталине и моей семье (эссе можно прочитать здесь).

Проичтав, она нашла в списках жертв сталинских репрессий брата моей бабушки Александра Кечека. А потом обнаружила и моего прадеда -- Вардереса Маркосяна Тер-Крикорова

Это стало открытием, граничащим для меня с шоком: ведь я до этого ничего не знал, и даже не предполагал, что мой прадед, отец архитектора Марка Григоряна был репрессирован. 

Но ведь оказывается, что и мой отец ничего не знал о судьбе своего деда! Все, что ему было известно, это то, что его дед умер, когда ему был всего год, то есть в 1929 году. И все! Это значит, что от него скрывали, что его дед Вардерес был репрессирован. Не знал мой отец, не знали и мы, его дети и внуки. 

Я писал о том, что мой дед, сын Вардереса Марк, был сильно напуган сталинским режимом. Ведь ему пришлось уехать из дому, а потом даже сменить имя потому, что он происходил из рода известных ростовских промышленников (да еще и со священническим прошлым). 

Но я не представлял, что страх так глубоко сидел в его душе. И, видимо, это чувство страха было настолько сильным, что дед мой так до самой смерти и не решился открыть правду своим детям. Я не нахожу другого объяснения тому, что он так и не рассказал о судьбе своего отца. А ведь жить с такой ношей очень тяжело... 

У меня есть просьба к ростовским френдам: помогите мне, пожалуйста, узнать, когда и как погиб мой прадед, Вардерес Маркосян Тер-Крикоров. В списках "Мемориала" о нем написано очень коротко: 

Родился в 1862 г. Проживал: г. Ростов.
Реабилитирован 26 марта 1998 г.
Источник: ИЦ ГУВД Ростовской обл.

Главное, что есть источник: Информационный центр ГУВД Ростовской области. Сайт "Мемориала" дает такой адрес этого учреждения: 

Информационный центр УВД Ростовской области
344007 г.Ростов-на-Дону, пр. Буденновский 46

К сожалению, я не смог найти телефона, чтобы позвонить им и поговорить хоть с кем-нибудь. 
50

Перевод с русского на армянский

Это отголосок, так сказать, записки на полях конкурса любительских русско-армянских переводов, объявленного моим другом и френдом dabavog .


Вы, наверно, удивитесь, узнав, что этот очень любительский текст стал результатом одного из самых первых в истории переводов с русского на армянский.

Нет, нет, я не собираюсь уводить вас в глубь веков и рассказывать о манускриптах и инкунабулах. Дело было всего-то навсего в начале шестидесятых годов прошлого века, и все, рассказанное здесь, происходило в небольшом двухэтажном здании возле площади Абовяна в Ереване. Говоря местным языком, на «Плани глух».

Тут вы, конечно, удивитесь, потому что к тому времени количество переводов с русского на армянский исчислялось тысячами. Или десятками тысяч. Ну, а если добавить любительские переводы, то, наверно, можно с уверенностью говорить о сотнях тысяч или даже миллионах.

Но я настаиваю на том, что это был один из самых первых текстов, переведенных с русского на армянский, так какс делан он был… компьютером. Или, как тогда было принято говорить, ЭВМ, то есть электронно-вычислительной машиной. Называлась она «Гарни» и была предназначена как раз для переводов с русского на армянский.

Collapse )