March 29th, 2010

50

Москва, 29 марта

Это совершенно ужасное событие. 

Не могу говорить сейчас о последствиях. Слишком тяжело на душе. 

Эти взрывы еще раз показали, как уязвимы мы все. В современном мире и в больших городах. Причем уязвимы все -- независимо от расы, национальности, вероисповедания, возраста или пола. 

Сижу перед экраном компьютера около получаса, и ничего не могу написать. Такие события выбивают почву из-под ног. 
50

Интересная дискуссия

Разговор о терактах, об их, так сказать, технической стороне. Мне было интересно прочитать, хотя там высказываются две противоречащие друг другу точки зрения. Честно говоря, мне первая кажется более правильной, но ничего более конкретного сказать не могу. 

Беседа опубликована на сайте "Сноба". Эксперт Сергей Мигдал в беседе с журналистом "Сноба" Ильей Колмановским:

Сергей Мигдал: (...) Смертник — это очень специфическое состояние души; сам по себе такой человек, как правило, беспомощен и способен максимум напасть на полицейского с ножом.

Илья Колмановский: У нас говорят, что уже ищут двух женщин, провожавших смертниц до вагона. Какова роль «диспетчера» в таких терактах?

С.М.: Диспетчер должен во всем помогать смертнику, заказать и доставить ему бомбу, иногда сделать несколько «прогонов» (репетиций на выбранном маршруте), сопроводить его в решающий день, убедиться, что смертник, как это очень часто бывает, не испугался.

И.К.: Какие усилия требуются для планирования такого теракта?

С.М.: Немалые; и времени нужно как минимум 2-4 недели — быстро такие дела не делаются. Нужно было доставить этих смертниц в Москву, где-то их прятать. Жить на квартире, скрываться от соседей, от милиции, которой у вас много. Привезти туда взрывчатку, жить с взрывчаткой. Каждый шаг для таких людей очень сложен — это те вещи, которые мы делаем не замечая: пойти в банк, к врачу. Нельзя общаться по телефону, многое можно сказать только при личной встрече. 

... 

(Полностью беседа здесь, причем очень интересны и комментарии)