March 28th, 2010

50

Молокане в Армении

Это уже шестая часть -- о богослужении. 

Молоканское богослужение -- церемония обычно закрытая для посторонних, однако мне несколько раз удалось побывать у них. Здесь -- рассказ о том, как это было в первый раз, в горнолыжном курорте Цахкадзор, где живет несколько молоканских семей. 


(Дети молокан. Фото Рубена Мангасаряна)

Collapse )

Предыдущие части описания молокан:

Пятая часть -- о молоканском крестьянском хозяйстве -- здесь.
Четвертая часть, где я рассказываю о родственниках американских молокан и о том, как в Фиолетово прячут телевизоры -- здесь.
Третья часть -- о том, как нас нашли американские молокане -- здесь.
Вторая часть -- кто такие молокане и немного истории -- здесь
Первая часть -- с чего все начиналось, или "две глухие стены" -- здесь
50

Некоторые смутные наблюдения

Это именно что смутные наблюдения, потому что я, кажется, могу чувствовать, ощущать те тенденции, о которых напишу, но у меня пока нет ясных и четких доказательств. 

Россия меняется. Причем меняется именно политически. Митинги, которые проходят то в Калининграде, то в Архангельске, то еще в одном или нескольких городах России были невозможны еще год назад. Если "несогласные" собирали сравнительно небольшие акции, то нынешние демонстрации проходят при массовых стечениях народа.

Власть уже не в состоянии контролировать протестные настроения, которые выплескиваются на улицы и в интернет. И если в Москве и Петербурге все еще наваливаются на каждую акцию, организованную не подконтрольными властям людьми, то в провинции этого уже нет.

А может, власть уже и не очень хочет всеобщего контроля? И может ли случиться, что тут и кроется один из элементов скрытого противостояния медведевского и путинского крыла власти? 

Ведь когда нет возможностей для открытого политического противостояния (я имею в виду, в первую очередь, свободные СМИ, предлоставляющие площадку для дебатов), борьба перемещается за кулисы. Или, вернее будет сказать, под ковер. И еще: когда в стране (любой стране) политическая оппозиция зажимается, то борьба неизбежно перемещается во властные структуры. Это азбука современной политической жизни. 

Тем временем, несколько месяцев назад заговорили о "разнице" между Путиным и Медведевым, подчеркивая при этом "интеллигентность" Медведева.

Открыто ведутся дебаты о необходимости реформы силовых структур. Такого при Путине не было. Причем разговоры касаются пока лишь двух структур: МВД и армии. ФСБ пока не трогают. Посмотрим, как будет развиваться ситуация -- начнут ли обсуждать необсуждаемое? Да и вообще, разговоры о модернизации набирают (если уже не набрали) силу. 

Скоро выборы, и оба главы "тандема" вроде бы собираются избираться в президенты. Правда, пока еще все это писано вилами по воде, но это есть индикатор неполного согласия между ними. Или уж очень изощренной игры, правда, для меня не совсем понятно, с какими целями. 

То есть между ними происходит некое противостояние, которое на поверхность пока не выплескивается. Ну разве что на митингах, где требуют отставки Путина. 

Эти протесты показывают, какая энергия скопилась в России. В случае, когда в стране действует оппозиция, она должна была рассредоточиться между разными политическими силами. Но сейчас -- у меня сложилось такое впечатление -- она сконцентрирована и готова вулканом взорваться протестом против "такой жизни". 

Смогут ли политические силы контролировать эту энергию? Боюсь, что она слишком велика. 

Смогут ли власти держать под контролем выплески этой энергии?