December 17th, 2009

50

(no subject)

Сапожник

Жара в южном Казахстане стояла поистине летняя, а было всего-навсего начало апреля. Солнце пекло в городе Шымкент так, будто оно спешит срочно израсходовать весь запас тепла, накопившийся с зимы.

Я только что приехал в Шымкент (а это бывший Чимкент), и мне было интересно посмотреть на город. А с чего начинает осмотр города путешественник? Обычный турист интересуется достопримечательностями. Но я турист не обычный, и поэтому первым делом – особенно в Центральной Азии – прошу показать мне базар.

Оказалось, однако, что некогда знаменитый огромный шымкентский рынок снесли до основания, а на его месте разбили парк. Красивый, кстати, парк получился. Но ведь такая вещь как азиатский базар не может исчезнуть бесследно. И я пошел… куда глаза глядят.

Видимо, они глядели в правильном направлении, так как вскоре я вышел на кварталы и улицы, где располагались мастерские, в которых делали и тут же продавали двери, окна, перила, паркетную плитку, а также всякие жестяные и металлические изделия, начиная с водосточных труб, лопат и кетменей, заканчивая сложными конструкциями, такими, как умывальники.

Было жарко, пыльно, яркое солнце слепило глаза, выливая с неба раскаленную массу света, отражаясь в стеклах домов и дорогих машин. И где-то там, посреди всего этого, стоял какой-то бывший кинотеатр. Ну совсем бывший – казалось, что нога человека не ступала в этом кинотеатре уже много лет. Зато у входа сидел колоритнейший сапожник-казах в аккуратной сорочке, поверх которой он надел меховой жилет (в эту жару), а сверху еще и фартук.

– Вы кто по национальности? – спросил он.

– Армянин.

– Откуда?

– Из Еревана (не буду же я ему объяснять мою долгую историю, как я оказался в Лондоне, да почему я приехал в Шымкент).

– Эх, какую страну развалили, – сказал он, глядя куда-то вдаль. – А как хорошо было... Каждое лето мы с женой и детьми ездили на Черное море, в Румынии три раза были... А сейчас? Куда мы сейчас поедем? В Узбекистан, или вот еще, в Киргизию. И все. Повсюду границы, визы, таможни...

– Неужели тогда все было так хорошо, а сейчас все так плохо? – спросил я, желая услышать как можно больше, и при этом не вступать в спор.

– Нет, конечно, и тогда были проблемы. Но не было Карабаха, в Абхазию можно было спокойно ездить, мафии не было, на улицах не стреляли...

– А что, стреляют?

– Да вы телевизор включите, посмотрите новости – там этого убили, в другом городе еще кого-то... Олигархи богатеют на народные деньги...

Боже мой, сколько раз я слышал эти же слова и эти же аргументы. И в Минске, и в Москве, и в Алмате, Ташкенте, Самарканде, Бишкеке, Оше, Душанбе... Собственно, почти во всех постсоветских городах, где я бывал.

Что это? Ностальгия? Желание вернуться в СССР? Мне кажется, что, скорее, это все-таки идеализация собственного прошлого, желание вернуться назад, в брежневское болото, которое все мы принимали за стабильность. А еще вернуться в те времена, когда мы были молоды, полны сил и верили в светлое будущее – если не для всего человечества, то для себя уж во всяком случае. И мы мечтали об этом будущем.

А чем все кончилось – жарким и пыльным Шымкентом, заброшенным кинотеатром, кожей, колодками и дратвой. Ну, как не захотеть обратно в те времена, когда можно было поехать в Румынию по профсоюзной путевке?!