December 2nd, 2009

50

О музыкантах и политике

Мой пост с портретом Гергиева (это здесь) вызвал несколько неожиданный для меня шквал комментов, связанных с политикой. И этот шквал напомнил мне о тексте, который я написал этой весной.

Я попытался найти его, чтобы поставить сюда, но сначала не смог, потому что он куда-то запропастился. Искал я его лениво и без особого огонька и желания найти. Но он вдруг обнаружился сам. Ставлю его. Читайте!


* * *

Известнейший польский пианист Кристиан Цимерман – человек замкнутый. Он неразговорчив с прессой, нечасто дает концерты, а если и выступает на сцене, то почти никогда не играет на «бис».

Цимерман известен еще и тем, что, выезжая на гастроли, возит с собой всюду свой рояль. Так в свое время поступал знаменитый Владимир Горовиц. При этом он говорил, что почему бы и нет? Почему скрипачу можно возить свой инструмент, а пианисту нельзя.

Но вернемся к Цимерману. На днях он давал коцерт в Лос-Анджелесе. Можно представить, как сливки общества из Беверли-Хиллз и Голливуда собирались на этот концерт, предвкушая замечательный вечер, прекрасную музыку, возможность продемонстрировать свои жемчуга и массу других удовольствий.

И все шло прекрасно. Цимерману оставалось сыграть одну последнюю вещь – «Вариации на тему польской народной песни» Кароля Шимановского. Цимерман собрался, почти уже начал играть, но вдруг… Он посмотрел в зал и тихим голосом, но сосредоточенно и сердито сказал: «Руки прочь от моей страны».

Collapse )

А здесь -- совершенно потрясающее исполнение первой баллады Шопена. Я ставлю его, чтобы можно было оценить, какой Цимерман фантастический музыкант.



50

Не люблю я такие вещи...

Думаю, если блогеру есть, что мне сказать, он может просто написать мне в журнал свой коммент. Всем, кто комментирует мои записи, известно, что я ограничиваю комменты только в случае мата и очень уж личных выпадов в адрес других людей.

Так вот. Некто arristofan, вместо того, чтобы просто написать мне и открыто выразить свое недовольство одной из моих записей, сделал пост, касающийся моей скромной персоны, у себя в журнале. При этом он не просто фундаментально ошибся сразу по нескольким параметрам (в частности, о моей якобы политической принадлежности и о том, что я делал какаие-то намеки в адрес Олега Панфилова), но еще и предварительно отключил для меня возможность комментировать эту запись. На самом деле, напиши он мне прямо, я бы ему и объяснил, где и в чем он ошибается. А так -- я вынужден писать у себя, чтобы поблагодарить этого человека за внимание к моим записям.