November 4th, 2009

50

Разрозненные мысли

Был сегодня на двух "кавказских" мероприятиях. Вернее, первое не совсем кавказское -- английский юрист Джефри Робертсон (Geoffrey Robertson) представлял свое "мнение", озаглавленное "Was There An Armenian Genocide?"

Робертсон, вообще-то человек известный -- он когда-то возглавлял суд ООН по военным преступлениям. Но работа его никакой критики не выдерживает. Он использовал британский закон о свободе информации, чтобы получить несколько документов и писем, которые, якобы, указывают на то, что Форин офис не рекомендовал правительству Великобритании признавать факт геноцида армян.

И он получил целую папку документов. Но самые яркие его цитаты были не из этих бумаг, а из публичных речей английских политиков. 

В итоге, он "доказал" то, что и так было ясно всем: да, действительно, Форин офис дает рекомендации министрам относительно  внешней политики страны. В том числе, и по вопросу признания геноцида. 

Словом, результат его работы -- деньги, время и усилия, потраченные без особого смысла. 

Второе мероприятие -- лекция Тома де Ваала о Кавказе. Он завершил книгу о Кавказе и рассказывал, как я понял, об основных ее положениях. Его лекция вызвала у меня несколько разрозненных мыслей, которые я записывал по ходу.

Он говорил об "ассиметричной безопасности". То есть для обеспечения собственной безопасности маленькие кавказские страны должны опираться на сильных патронов. Для Армении это Россия, для Грузии и Азербайджана -- страны НАТО (видимо, он имел в виду, соответственно, США и Турцию). Но сама эта опора приводит к тому, что сильные страны получают свой интерес на Кавказе, а результат этого -- столкновение интересов великих держав в регионе. 

И так далее... 

Как всегда, на таких мероприятиях приходят в голову разные мысли. Вот парочка: 

-- Армяно-турецкое примирение воспринимается в Армении с большой осторожностью, в том числе потому, что многие боятся, что это связано с де факто потерей Карабаха. Но и в Азербайджане это воспринимается негативно, потому что боятся, что это приведет к де юре потере Карабаха. 

-- С армяно-турецким примирением изменятся границы Южного Кавказа, потому что совершенно неизбежно в регион "вернутся" Карсская и Игдырская области Турции. А это значит, что Турция из игрока на Кавказе превратится также в часть региона. 

-- И все-таки, что бы мы ни говорили, а армяно-турецкие процессы тесно связаны с Карабахом. Причем эта связь не простая причинно-следственная, а более глубокая. Если откроются границы, то изменится вся атмосфера на Южном Кавказе. А изменение атмосферы неизбежно скажется на карабахском процессе. 
50

О Яндексе и рейтингах

Я обычно не обращал внимания на яндексовский рейтинг. Призывы "выведем в топ" я воспринимал их как заклинания, примерно так же, как ритуальную жертву голубя, чтобы вызвать дождь. 

Сегодня интернет бурлит: "Яндекс закрывает свой "рейтинг блогов рунета". 

И мне стало интересно. Я посмотрел на этот рейтинг, и оказалось, что у меня 978 френдов. 

Спасибо, дорогие френды, что считаете мой журнал интересным!  
50

О гражданстве Григола Вашадзе

Интересно, что Вашадзе стал министром иностранных дел в декабре 2008 года. Получается, почти год он вел внешнюю политику страны, враждующей с Россией, будучи ее гражданином? А во время августовской войны, получается, он был замминистра иностранных дел Грузии и гражданином страны, с которой Грузия воевала.

Разумеется, ничего это не значит. И ничего не говорит ни о России, ни о Грузии (ну, может, лишь что обе страны не обращают на фактор гражданства особого внимания).

Да и для разных людей бумажка, указывающая на гражданство, может быть важной, а может, и нет... 

Написав это, я немедленно вспомнил, как беседовал с людьми в Приднестровье. Оказалось, что почти у всех там несколько паспортов. Как правило, это бывали молдавский, российский и украинский паспорта. Да и в самой Молдове многие имеют (и многим хочется иметь) в дополнение к своему еще и румынский. Это облегчает жизнь в смысле поездок в страны ЕС, да и придает какую-то, пусть даже эфемерную, уверенность в завтрашнем дне. 

В свое время я не стал просить политического убежища в Британии, чтобы сохранить армянское гражданство. Я полагал (и сейчас так думаю), что разногласия с правительством не означают проблем с родиной. Армянское гражданство создавало мне определенные проблемы в Лондоне, и сейчас продожает их создавать -- например, при оплате учебы сына или поездках в страны Шенгенского соглашения (каждый раз нужно получать визу, причем в Ереване их мне давали в несколько раз проще, чем в Лондоне). Но я держусь за него -- из патриотизма.

Но помню, какие очереди выстраивались у российского посольства в Ереване, как просили и умоляли консула России поставить вожделенную печать о российском гражданстве в паспорте люди, желавшие уехать из блокадной Армении, видевшие спасение и благосостояние своих семей в России, но никак не в Армении. 

То есть гражданство важно? Конечно, важно. Но не для всех. Да, для простых людей бумажка с печатью может означать свободу или, наоборот, несвободу ездить в разные страны, гулять и получать удовольствие от путешествий, возможность жить и работать, где хочется. 

А для элиты это, в общем-то, безразлично. Тем, чье имя на слуху и кто известен и знаменит, нет разницы. У них есть все необходимые визы, работать они могут там, где захотят, да и путешествуют без ограничений. Вы представляете консульство, которое откажет в визе олигарху или поп-звезде? Я -- нет. 

И я бы не делал далеко идущих выводов из того факта, что Вашадзе отказался от российского гражданства. В свое время от американского гражданства отказывались армянские министры иностранных дел Раффи Ованесян и Вардан Осканян. Для Раффи это обернулось несколькими годами жизни вообще без гражданства, потому что Армения отказывала ему в получении паспорта, в результате чего он не смог выдвинуть свою кандидатуру в президенты. 

А в остальном... А что, в остальном?