September 21st, 2009

50

21 сентября

С Днем Независимости, Армения!

Я прекрасно помню и сам этот день, и то, как мы, депутаты, собрались в городском избиркоме и следили за поступавшими данными референдума о независимости, о и том, как к десяти вечера стало ясно, что Армения становится независимым государством. Помню и то, как Юра Бахшян огласил результаты референдума, а за его спиной маячил какой-то иностранец, усиленно изображая из себя "независимого наблюдателя".

Но помню я и сомнения, неопределенность и страх перед неясным будущим. Помню и простое непонимание того, что может означать для нас, армян, независимость. 

Были и слова, сказанные одним из известнейших армянских писателей, человеком предельно откровенным, что, приобретя независимость, мы навсегда потеряли статус граждан империи. 

Мы гордимся тем, что являемся гражданами этой маленькой страны, справляющей свое совершеннолетие.
И я с большим оптимизмом думаю о ее будущем.
50

Снова Каспаров-Карпов

В Испании начинается матч Каспаров-Карпов.

Правда, играть будут не на чемпионское звание, да и не в классические, а в "быстрые" шахматы и блиц. Но простое появление за доской двух великих шахматистов немедленно повышает интерес к шахматам вообще, да и к каждой игре, собственно, тоже, потому что всем же интересно узнать -- кто из них, все-таки, сильнее.

Однако сама такая постановка вопроса неправильна. Ибо лучшие их матчи, конечно, уже позади. Историю нельзя повторить, и не будет аналога тех их встреч восьмидесятых годов -- ни по спортивному накалу, ни по околошахматным страстям, ни по качеству игры.

Как-то раз на интернет-аукционе e-bay продавали набор шахматных фигур. Ничего особенного -- довольно обычные фигуры, какие выпускаются сотнями тысяч, а может, миллионами. Но стоил этот набор какую-то астрономическую сумму -- несколько сот тысяч долларов. А все дело в том, что к ним прикасались Каспаров и Карпов и, кажется, даже играли ими. В доказательство истинности продавец обещал представить сертификат.

И дело не в том, что две эти фамилии в сочетании со словом "шахматы" обладают свойством Мидаса, превращавшего в золото все, к чему он прикоснется. Нет, появляясь вместе, они... что-то изменяют в окружающем нас мире.

Мир становится моложе, ярче, может быть, злее... Таким он был для людей моего поколения в середине восьмидесятых.

И пишу я, собственно, не о шахматах, и не о матчах, потому что история матчей прекрасно известна. В первом матче, начавшемся осенью 1984 года, Карпов выиграл четыре из первых девяти партий. Потом, после семнадцати ничьих выиграл пятую. Казалось, вот еще одна победа -- и он подтверждает свое звание чемпиона. Но этого не случилось. Соперники сыграли сорок восемь партий, и руководство Международной шахматной федерации скандально прервало матч.

Следующий матч начался осенью 1985 года и принес победу Каспарову. Максимум, чего удалось добиться Карпову -- это была ничья в матче 1987 года, но по условиям поединка чемпион оставался на троне в случае ничьей. Всего они сыграли 144 партии в матчах на звание чемпиона мира. Были и другие поединки.

Для меня -- ереванского младшего научного сторудника, аспиранта московского Института русского языка -- эти матчи стали чем-то больше, чем просто шахматы, тем более, что мне довелось побывать на нескольких партиях в Москве и Ленинграде, "понюхать" атмосферу залов, в которых проходили эти легендарные встречи.

И начну я, пожалуй, с рассказа о том, как я купил радио, чтобы слушать отчеты об игре двух "К".

Collapse )