August 23rd, 2009

50

Размышления о журналистике и журналистах

Так получилось, что за последнюю неделю случилось несколько историй, связанных с журналистами и журналистикой. Это:

-- Обвинение в адрес редактора абаканского интернет-журнала «Новый фокус» Михаила Афанасьева в том, что, он пользовался не только «достоверной и официальной» информацией.

-- Анафема, которой Псковская епархия РПЦ предала журналиста Олега Дементьева.

-- Ереванская история, в которой журналист "сдал правоохранительным органам материалы", об одном случае, в связи с которым выдвинуто обвинение против молодой активистки НПО.

Под катом -- некоторые размышления об этих случаях и о перверсии, согласно которой в не очень благовидных поступках виноваты не те, кто их совершает, а журналисты, которые эти поступки освещают.

Collapse )

50

Договор, изменивший Европу

Ровно 70 лет назад два министра иностранных дел двух европейских держав сели за переговоры, которые закончились глубокой ночью подписанием договора:

"Статья 1.

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья 2.

В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу..."

И так далее. Всего -- семь пунктов договора, напечатанных на двух страницах.

К договору прилагался секретный протокол -- четыре пункта на одной странице. 

Можно по-разному оценивать значение этого договора, который впоследствии был назван пактом Молотова-Риббентропа, по именам двух министров иностранных дел, подписавших его. В постсоветских странах еще долго будут спорить, отложил ли он начало Второй мировой войны, или, наоборот, ускорил ее начало (считается, что Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года, через неделю после подписания пакта, когда Германия напала на Польшу, хотя в действительности военные действия в Европе уже шли с марта). 

Я не готов принять участие в этих спорах -- я не историк и не компетентен давать историческую оценку. Не хочу также говорить о том, кто в конечном счете выиграл от заключения этого пакта: Гитлер или Сталин. Или, может быть, оба. 

Могу лишь подчеркнуть некоторые вещи, следующие из факта заключения этого договора. 

В результате действий, исходящих из секретного протокола, изменилась карта Европы. СССР "забрал" балтийские страны, Западную Украину, Западную Белоруссию (таким образом, разделив Польшу между Германией и СССР), Бессарабию. Между СССР и Третьим Рейхом образовалась общая граница -- которую, собственно, и перешли нацистские войска в июне 1941 года. Финляндию взять не удалось -- финны смогли отстоять свою страну.  

Эти изменения европейской геополитической реальности чувствуются и по сей день. Чувствуются они, в том числе, и в отношении к нынешней России со стороны многих жителей тех стран и областей, которые вошли в состав СССР в результате этого пакта. 

Советские власти (и историки) много лет отрицали существование секретного протокола, хотя его текст, полученный английскими военными от нацистского офицера, открыто публиковался на Западе. Существование его было признано в СССР лишь в 1989 году, после знаменитой Балтийской цепи, когда около двух миллионов людей во всех трех (тогда еще) прибалтийских республиках, взявшись за руки, образовали живую цепь в память о 50-летии заклочения пакта. Русский текст протокола был опубликован лишь после развала СССР. 

Все это понятно и вполне рационально. Но вот почему так скрывался от советских граждан текст пакта и протокола, давно известные на Западе, особенно если они были на пользу стране? 

(Английская карикатура на подписание пакта Молотова-Риббентропа взята из Википедии -- отсюда)


50

Пепел!

Когда я был мальчишкой, мы считали, что лучшая футбольная команда околотка -- наша.

На беду, однако, мальчишки с соседнего двора с нами не соглашались, утверждая, что лучшая команда у них.

Особенно яростными наши споры становились во время летних каникул. И мы договаривались о матчах, которые должны были решить, наконец, раз и навсегда, кто лучше играет в футбол -- наш двор во главе с быстрым левым крайним Самвелом, или двор ювелирного магазина "Урени" -- "Ива", команду которого возглавлял Арутюн, занимавшийся в детской команде "Арарата".

Регламент разрабатывался до тонкостей. Два-три делегата от каждого двора определяли, сколько будет длиться каждый матч, сколько всего пройдет матчей, что случится, если будет зафиксирована ничья, кто будет арбитром каждой игры, чьим мячом мы будем играть и так далее. Игры обычно начинались ранним утром и продолжались весь день до темноты. Иногда, кажется, с перерывом на обед.

Результатов этих игр я сейчас не помню. Видимо, не так уж это и было важно. Но помню атмосферу, помню болельщиков, сидящих вокруг поля и отчаянное желание победить.

Вот примерно так и проходят встречи Англии и Австралии по крикету.

За несколько лет жизни в Лондоне я так и не научился чувствовать всю притягательность крикета. Собственно, я даже не научился понимать игры. Все игроки в белом -- поди разбери, кто в какой команде; сама игра идет очень монотонно: один из играющих разбегается и, отчаянно закручивая, бросает мячик. Другой этот мячик отбивает куда-то в сторону. И так раз за разом, час за часом, день за днем...

Игры между Англией и Австралией на приз под названием Ashes (пепел) проводятся раз в два года, летом, причем чтобы получить приз надо выиграть большинство из пяти матчей. А каждый матч -- внимание -- играется пять дней, с утра и до темноты. Ну прямо точь в точь как у нас с соседним двором.

Да и приз, собственно, ценен не красотой и не драгоценностью металлов, из которых он сделан. Это маленькая терракотовая урна, высотой примерно в 15 сантиметров, которая никогда не выдается победителям. Она хранится музее крикета, а победителям этих матчей даются ее копии.

С названием серии, урной и всем антуражем этих крикетных матчей связано множество рассказов, легенд и традиций.

Само название объясняют тем, что когда англичане впервые проиграли австралийцам на своем поле, а было это в 1882 году, газета The Sporting Times опубликовала шутливый некролог по английскому крикету. В некрологе было сказано, что английский крикет умер. Его тело будет кремировано, а пепел увезен в Австралию. На следующий год, описывая поездку английских крикетистов в Австралию, газеты писали, что это целью этого турне является "возвращение пепла в Англию".

И вот там, в Мельбурне, группа женщин преподнесла капитану английской команды небольшую урну "с пеплом". Никто не знает, что в действительности находится в урне. Говорят, это пепел деревянных крикетных "ворот" (они по-английски называются "wicket", калитка). Есть, однако, версия, что в урне -- пепел сожженной фаты одной из дам, подаривших эту урну английскому игроку. Для того, чтобы выяснить, что в урне, ее даже просветили рентгеновскими лучами. Но все, что удалось увидеть, это трещины в стенке и днище.

Но при том, что я не ничего не понимаю в крикете, важно здесь то, что все основывается на традиции. Ведь вдумайтесь только: этим матчам почти сто тридцать лет!

Да, футбольное противостояние наших ереванских дворов исчезло, когда мы подросли, да и негде сейчас в центре Еревана играть в футбол, потому что на месте наших "полей" выросли гаражи и стоянки для машин, а кое-где даже и современные многоэтажные дома. Да, наших детей (а уже даже постепенно наступает пора наших внуков) интересуют совершенно другие игры. И мы смиряемся с этим, вспоминая иногда, какие баталии устраивались у нас. 

Мы не привыкли к традициям. Связь времен прерывалась для нас множество раз. Революция, война, развал большой страны, проблемы страны маленькой... И сколько еще будет таких потрясений?.. 

(фото урны с пеплом -- отсюда)
(фото некролога -- отсюда

UPD. Англия только что выиграла Ashes. В стране царит всеобщий эмоциональный подъем. Завтра это будет на первых страницах газет.