August 5th, 2009

50

Стабильная нестабильность

Чем дальше в лес, тем больше дров...

Теперь уже Кокойты заявил о закрытии "границы" между Южной Осетией и Грузией.

Сделал он это для того, чтобы осетины, якобы, не подхватили свиной грипп.

Вот что написано на сайте "министерства печати и массовых коммуникаций Южной Осетии":

«Чтобы обеспечить безопасность населения от заболевания «свиным гриппом», а также для недопущения всякого рода провокаций с грузинской стороны, с 12 ночи, закрыть государственную границу РЮО.

Прекратить все передвижения через государственную границу между Южной Осетией и Грузией как для автомобильного транспорта, так и в пешем порядке
»

Насколько я понимаю, эта акция ударит, в первую очередь, по Армении, так как грузинский транспорт в Южную Осетию и Россию не очень-то ездил и так.

Зачем это Кокойты? 
50

(no subject)

Анатолий Ноговицын -- заместитель начальника Генштаба вооруженных сил России, генерал-полковник. То есть человек, находящийся на очень высокой должности.

Вот что пишет о его словах агентство "newsru.com":

"По данным Ноговицына, во время прошлогодней войны, ВВС Грузии под маркировкой российских самолетов бомбили колонны беженцев. "Что касается провокаций с грузинской стороны, которые имели место быть в ходе войны, то наиболее изощренной мы считаем применение авиации", - отметил он.

Ноговицын рассказал, что в Тбилиси есть авиационный завод со своим аэродромом, на котором ремонтировались и производились штурмовики Су-25. Установлено два факта, когда грузинская сторона наносила опознавательные знаки российских ВВС на штурмовики, которые наносили удары. 8 августа грузинские самолеты с такой маркировкой бомбили автоколонну беженцев из Цхинвали. Тогда Тбилиси заявил, что это российская сторона нанесла удар. 9 августа был нанесен удар по колонне российских войск, движущихся по Зарской объездной дороге.

По словам Ноговицына, эти факты доказаны и представлены мировому сообществу".

* * *

Антон Антонович Сквозник-Дмухановский -- городничий, то есть глава административно-полицейской власти уезда. Должность не самая высокая, но ответственная и денежная. 

Пара цитат из гоголевского "Ревизора":

"Городничий (дрожа). ... Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета, ей-богу клевета. Это выдумали злодеи мои; это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься".

И далее:

"Городничий. ... Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла". 
50

Война в прямом эфире

В годовщину российско-грузинского конфликта я решил написать статью о том, как освещалась эта война, что она означала с точки зрения настоящего и будущего журналистики.

В статье:

-- Это был первый масштабный конфликт, проходивший в прямом эфире.
-- Чуть-чуть истории освещения войн и конфликтов.
-- Журналисты показывают, комментируют и анализируют войну.
-- Как политики используют журналистов во время конфликта.
-- "Мы проиграли информационную войну" -- что это значит.
-- Какие вопросы поставила война перед журналистами.


Журналисты на российско-грузинской войне

Марк Григорян

Русская служба Би-би-си


Российско-грузинская война стала первым масштабным вооруженным конфликтом, проходившим не только на поле боя, но и на экранах телевизоров - в прямом эфире.

Журналисты, оснащенные оборудованием, которое позволяет быстро и качественно передавать в редакции текст, звук и изображение, пытались найти самые зрелищные кадры, проинтервьюировать самых известных политиков, наглядно показать страдания и ужасы войны.

А редакции, в свою очередь, желая опередить конкурентов, немедленно транслировали полученные материалы в эфир или ставили на страницы интернет-изданий.

Но "война в прямом эфире" меняет статус журналистов и их изданий в ходе конфликта, так как им уже не достаточно лишь показывать ход военных действий. Ибо репортеры, рассказывающие о том, что видят, не дают сколько-либо полной картины происходящего, им недоступен военно-политический контекст конфликта.

И политики поняли это раньше, чем многие журналисты. Они поняли также, что журналистов нужно использовать, чтобы война - или та ее часть, которая идет в телевизоре, - проходила к их выгоде.

Collapse )


Сама статья -- здесь
50

Ковры

Заняться ковроткачеством. И не в качестве хобби, а сделать это своей профессией, чтобы зарабатывать этим на жизнь.

И  будут мои дни измеряться количеством узелков, пройденных рядов, сотканных узоров…

И буду я весь день сидеть перед ткацким станком, перед туго натянутыми белыми струнами основы, буду видеть висящие передо мной разноцветные шерстяные мотки и кусок бумаги, на котором разноцветными значками будет показан узор на пока еще существующем ковре…

Монотонно проходящие дни. Быстрым движением пальцев и ножичка с крючком на конце завязать узелок, потом тем же ножичком молниеносно обрубить нить, снова завязать узелок, обрубить, потом еще один, еще и еще… А как вкусен кофе во время небольших передышек. Горячий, ароматный, медленный и задумчивый, чуть подслащенный и бодрящий. 

Летом мой рабочий день будет длиннее, зимой – короче. Ковер нельзя ткать при электрическом освещении, потому что меняются оттенки красок. Да и глазам при дневном свете полезнее. И вообще, зимой надо побольше отдыхать. 

И будет у меня к вечеру болеть спина от сидения на низкой скамеечке, рябить в глазах от мелких узелочков, которые будут быстро плести загрубевшие и задубелые от шерсти пальцы.

Я буду разбираться в разных хлопковых и шерстяных нитях, в естественных и искусственных, красителях научусь читать ковровые узоры, стилизованно изображающие цветы, животных, целые сюжеты. И какое это удовольствие: видеть, как из мотков ниток постепенно рождается ковер – темно-красный, лиловый, синий, зеленый, желтый, оранжевый, черный… От ковров пахнет фруктами, вином, солнцем и молодостью.

А я буду пахнуть овечьей шерстью. Закончив работу, буду я, фыркая, умываться, а потом либо обедать в окружении домочадцев, либо кутить с друзьями, запивая терпким красным вином горячую пропахшую дымом баранину…

Ах, как я люблю эти вечерние кутежи, когда во двор выносится стол, на который ставят самую простую еду: помидоры, огурцы, сыр, зелень, мацони. И надо всем этим царит горячий и ароматный до слез шашлык. И чтобы, размякнув после обильного обеда, слушать потом, как играют дудук и кяманча, подпевать небритым лабухам…

А потом, с утра, снова за станок. И какое удовольствие, какое счастье, когда, наконец, срезаются нити основы и со станка сползает, сходит, слезает готовый ковер.

И как хорошо – жить сегодняшним днем, беспокоиться о красителях и покупателях и не думать о политических интригах, войнах и убийствах.

И как жаль, что мне это не дано.