February 1st, 2009

50

Подарок

Пришел мне по почте конверт из Еревана. 

А в нем -- "Методическое пособие по игре в нарды"! 

Это мой старый друг и френд dabavog  прислал. Спасибо! 

Он, конечно, надписал, что это мне подарок как благодарность за "Ряд красивых очерков о нардах" (прочесть их можно здесь, если интересно)

Но вот интересно, Шур, на то ты намекаешь? Что я не умею играть в нарды? 

До чего я дожил!... 
50

Развод по телефону

Если брак заключен по мусульманскому обычаю "никох", то и развод, естественно, должен быть по мусульманскому обычаю. А он гласит, что достаточно мужу трижды произнести слово "талак", чтобы он мог считать себя свободным от брачных уз. Правда, полный развод наступает не сразу, а по истечении некоторого времени (и это строго регламентируется), но это уже детали. 

Так вот, оказывается, в связи с тем, что многие таджики-мужчины находятся на заработках, главным образом,  в России, распространение получила практика, по которой достаточным считается произнести три "талака" по телефону. 

Звонит гастарбайтер домой, где его мать и невестка сидят под одной крышей, и говорит жене "талак, талак, талак". И все... 

Представляете, с каким страхом иногда ждет жена каждого звонка мужа? 
50

Royal Air Force

Кадеты Королевских военно-воздушных сил идут в церковь.

 

Не знаю, в честь чего, но торжественность чувствовалась: военные оркестры не каждое воскресенье играют. И знаменосцы у входа в церковь не всегда стоят... 

Это все -- под катом. 

Collapse )
50

О геноциде

Это слово стало довольно часто употребляться людьми в разных странах. 

Видимо, называя массовые убийства геноцидом, то есть самым, наверно, страшным преступлением против человечности, хотят подчеркнуть его масштаб, ужасность, тяжесть и гнусность. 

И это помогает не просто создать образ жертвы, а приблизить его к экстремуму -- против "нас" было совершено вот такое ужасное преступление. 

Конечно, во многих случаях, которые называют геноцидом, преступления были очень и очень тяжелыми. И, конечно, я сочувствую жертвам этих преступлений и их родным. 

Но иногда мне кажется, что сам термин иногда политизируется, политики пытаются извлечь из употребления этого термина "сегодняшнюю" пользу, которая мало или совсем не связана с жертвами трагедии. 

Например, ощущение общей травмы помогает создавать и поддерживать национальное единство. 

Или помогает ощутить себя жертвой совершенно конкретного противника, агрессора. 

Или может повысить планку требований к противнику, врагу. 

Скажу сразу мне это не нравится. 

А может, это во мне говорит такой синдром... Я даже не знаю, как его назвать. Давайте просто скажу, синдром этноса, пережившего такую трагедию и не желающего, чтобы с ним равнялись другие, кому на долю выпали менее масштабные трагедии?