January 22nd, 2009

50

Провинциал

Вчерашние обсуждения мавзолея напомнили, что я ведь был там.

И еще напомнили, как я как-то опоздал к возложению венков к мавзолею. И что потом было.

Словом, моя маленькая лениниана-"мавзолеиана" -- под катом.

Collapse )

50

О журналистах и оружии

Миллиардер и совладелец "Новой газеты" Александр Лебедев начал сегодня дискуссию на тему: а не дать ли журналистам оружие, чтобы они сами могли себя защитить.

Сначала, на пресс-конференции в Москве он сказал, что раз государство не может защитить журналистов, то они должны делать это сами. Он продолжил тему в интервью Би-би-си:

"Никакое ФСБ нам не обеспечит безопасность. Будем учиться стрелять. Не с монтировками же нам ходить".

Он напомнил также, что за последнее время было убито пять сотрудников "Новой газеты".


Пять сотрудников... Это ужасно. Представляете, какая атмосфера сейчас в газете? Наверно, каждый журналист, просто потому, что он работает в "Новой", чувствует себя на мушке киллера.

И главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов в эфире "Эха Москвы", как я думаю, выразил это ощущение:

"Вариантов, на самом деле, три. Первый вариант – всем уехать и выключить свет в Шереметьево. Второй вариант – перестать работать. То есть нельзя писать о специальных службах, нельзя писать о коррупции, нельзя писать о строительстве, о наркотиках, о фашистах, нельзя расследовать преступления в силовых структурах. Ничего этого делать нельзя. Я уже не говорю про ситуацию на Северном Кавказе. Просто нельзя этого делать. Третий вариант – хоть как-то защищаться. Ну не может государство защитить. Ну не может! У них гигантские бюджеты на оборону, у них огромное количество агентуры...

Да, это ужасное чувство. Я на своей шкуре испытал, как это бывает, когда вдруг ощущаешь себя совершенно беззащитным и даже обнаженным перед угрозой, которая исходит, кажется, отовсюду. 

Но при всем уважении к чувствам Муратова, я не могу с ним согласиться. Мое глубочайшее убеждение: журналист не может брать в руки оружия. Будь то во время вооруженного конфликта, будь то в "мирное" время.

Никакое -- даже самое современное огнестрельное оружие не обеспечит журналисту безопасности. Более того, сам факт ношения такого оружия сделает журналиста еще более уязвимым. Журналистское оружие -- это не револьвер, не автомат и не пулемет. Это ручка, диктофон, фотоаппарат, компьютер. 

Как показывает жизнь, оно иногда бывает страшнее огнестрельного. 

Я не знаю, что сказать Муратову. Не знаю, как помочь ему и его коллегам. Перед ними стоят вопросы, на которые они дожны искать и находить ответы. Это очень интимный процесс.

Но я знаю две вещи: 

Во-первых: журналист не должен брать в руки оружия.

Во-вторых: главное оружие журналиста -- высокий профессионализм. Чем выше профессионализм, тем сильнее это его оружие.