January 17th, 2009

50

Николай Глазков

Это он, Николай Глазков, написал:

Я веду с тобою разумную речь,
И за это меня прости,
Ибо я даже дом твой готов поджечь,
Чтоб тебя от огня спасти.
У меня вообще необычный путь,
Все такие пути святы;
Я тебя даже в воду готов толкнуть,
Чтобы вытащить из воды.

Меня всегда потрясал этот образ: молодой, влюбленный, немного даже растерянный...

Глазков был очень необычным поэтом. А для поэта в СССР это значило быть отверженным, обреченным на безвестность.

Евтушенко писал, что Глазкова "дружески разворовывали" многие поэты. Его стихи и строчки были известны очень многим. И лишь немногое знали, кто их автор. Это касается, например, вот этого четверостишья:

Я на мир взираю из-под столика.
Век двадцатый - век необычайный.
Чем столетье интересней для историка,
тем для современника печальней

Именно он придумал слово "Самсебяиздат", из которого вырос международно известный термин "Самиздат".

Я скопировал еще несколько его произведений. Если интересно, то

Collapse )
50

Правозащитники о войне на Кавказе

В Москве прошла конференция, на которой правозащитники попытались оценить пятидневную августовскую войну.

Очень неплохой отчет об этом опубликовал "Кавказский узел". Полностью его пожно прочитать здесь. (Пользуясь случаем, скажу, что "Кавказский узел" буквально на глазах вырос в один из лучших источников, рассказывающих о событиях на Кавказе -- и Северном, и Южном).

Я с трудом удерживаюсь от того, чтобы давать пространные цитаты из отчета. Но вот эту выдержку не могу не дать. Выступая с "проблемным докладом" сотрудник "Мемориала" Андрей Черкасов сказал:

"Да, Россия много лет готовилась к войне на Кавказе. Была осуществлена массовая раздача российских загранпаспортов в Южной Осетии. На руководящие должности назначались действующие представители российских силовых структур. "Миротворческие" силы давно перестали быть таковыми. Проводились учения с маршами колонн техники по Транскавказской магистрали, в том числе накануне самой войны. Но накануне войны в Южной Осетии не была накоплена группировка российской армии. В ночь с 7 на 8 августа войска по Транскавказской магистрали не двигались. Реальная переброска пошла только 8 августа. На следующий день туда прибыли новые войска во главе с генералом Хрулевым. Его колонна пошла в Цхинвали, но по пути была разгромлена и командующего по ходу пришлось менять. Только 10 августа российские войска вошли в Цхинвали, но там уже не было грузинских войск. Медлительные, несогласованные и, по сути, неуспешные действия российской армии стали предметом не публичного обсуждения, а масштабной реформы российских вооруженных сил, начатых осенью 2008 г.

Тбилиси минимум с 2004 г. готовилось [так в оригинале, я не тронул этого] к силовому возращению мятежной республики в лоно матери Грузии. Нет ответа, почему действия начались в августе 2008 г., но они не были неожиданными и не явились спонтанным ответом на какие-то действия Южной Осетии. Войска входили с разных направлений и это очевидно требовало серьезной подготовки. Уже 7 августа они выдвигались на исходные позиции. 6 августа отдельные руководители грузинских госструктур начали готовить эвакуацию своих учреждений из районов, прилегающих к Южной Осетии. Вывозилось население из анклавных сел. С другой стороны, хотя грузинские силы били по Цхинвали "Градом" – оружием принципиально неизбирательного действия, но удалось выяснить, путем опроса жителей сел, где грузинская армия находилась многие часы и даже дни, что солдаты имели строжайший приказ не допускать никакого насилия против мирного населения. И они его исполняли. Город они взять не смогли, вопреки официальным докладам. Да, брали заложников. Но о "геноциде", сожжении людей в церквах, хладнокровном убийстве детей и т.п., о чем вещали СМИ, – ничего не известно.

Осетинские силы. Артиллерийская "дуэль" между осетинскими и грузинскими селами началась еще 2 августа. Позиции осетинских минометов находились в непосредственной близости от российского миротворческого батальона, и тот ничего не сделал, чтобы убрать это тяжелое вооружение из своей зоны ответственности. Но 8 августа все изменилось: руководство республики бежало из Цхинвали. Осетинская армия оказалась недееспособной. Сопротивление оказали структуры МВД, безопасности, ОМОН, какая-то часть армии и добровольцы – грузинские силы даже после обстрела "Градом" взять Цхинвали не смогли. 10 августа российская армия входила в незанятый противником город. Признание этого факта невыгодно ни российской, ни грузинской, ни осетинской стороне".