August 23rd, 2008

50

23 августа

Сегодня исполняется 18 лет Декларации независимости Армении.

Когда в 1990 году депутат Арам Манукян, полный тезка одного из лидеров первой Республики Армения (1918-1920), зачитал с парламентской трибуны текст Декларации, стало ясно, что мы больше не будем частью СССР, который тогда уже все большим числом людей воспринимался как империя. Первый шаг был сделан и хотелось верить, что сделан он спокойно, взвешенно, без лишней спешки.

Близость независимости маленькой Армении от большого СССР и России рождала очень смешанные чувства.

С одной стороны, хотелось быть независимыми. Хотелось, чтобы Армения стала равноправной страной, такой же, как и другие. Мы гордились самой возможностью этого. Одна мысль о том, что армянский триколор может развеваться перед штаб-квартирой ООН, воспринималась как нечто почти невозможное -- и все же близкое.

Но с другой стороны было страшно. От того, что мы переставали быть гражданами большой империи и наша родина как-то сразу уменьшилась до размеров самой маленькой советской республики. От того, что мы таким образом сразу противопоставили себя России. И вообще, оставив относительно спокойную заводь окраинной "национальной республики", Армения бросалась в открытое плавание.

Наши политики -- совершенно неопытные и не представляющие, что их ждет, -- надеялись, что страна сможет жить, продавая минеральную воду "Джермук" и знаменитый (на территории СССР разве что) армянский коньяк. Этот миф был развеян сразу -- и очень жестоко. Того, как мы жили в начале девяностых, забыть нельзя.

Для многих -- и не только в Армении, а и в других республиках -- независимость стала неожиданностью, можно сказать, упала с неба. Еще несколько лет многие не понимали, не могли осознать, что это такое -- жить в независимой стране. Есть люди, не понимающие этого до сих пор.

Хоть я сейчас и не дома, но я всегда помню об этом дне. Он и сейчас рождает во мне противоречивые чувства. Многое можно было сделать иначе -- не в смысле того, стоило ли объявлять о независимости -- тут все ясно. А в том смысле, что после обретения независимости страной можно было управлять иначе -- умнее, чище, спокойнее.

Я, разумеется, горжусь тем, что являюсь гражданином Армении. Пусть маленькой, находящейся в тяжелом окружении, но моей. Я верю, она будет процветать -- и я это обязательно увижу. 
50

Джавахети. Незаслуженно забытый пример

История, которую я хочу вкратце рассказать, остается почти не изученной.

Тем временем, она представляет собой удивительный пример, когда структуры управления провинцией оказались выстроены действительно снизу-вверх. И они работали -- в условиях вакуума власти, усугубленного тем, что советские органы власти не функционировали, а новые фактически пока так и не были созданы.

Пример этот удивителен и тем, что впоследствии жители той провинции, где все это происходило, по своей воле отдали власть центру, как только сам центр захотел, чтобы ему вернули эту власть. То есть пример это не только самоорганизации целого региона, но и его лояльности центру -- в такое время и в таких условиях, когда центробежные силы уводили мятежные провинции все дальше и дальше.

Центр, как это водится в постсоветское время, не оценил по достоинству жеста местных жителей и не просто не дал региону статуса автономии (которого жители просили), а и лишил его статуса региона, объединив с другими провинциями в обширную область Самцхе-Джавахети, где армяне составляют уже не 90 процентов, а порядка 50. И -- при правлении Шеварднадзе -- забыл об этом регионе, вспоминая лишь время от времени, чтобы в очередной раз обвинить в сепаратизме (который выражался в том, что жители просили дать им статус отдельной области) или перед выборами, когда нужны были голоса, голоса и голоса. Саакашвили вспоминал чаще -- пока там была российская военная база. Сейчас же его интересуют другие регионы, и трудно представить, когда Тбилиси снова сможет думать о проблемах Джавахети, где проживает около 2% населения Грузии.

Описание истории с созданием стуктур самоуправления встретилось мне лишь однажды, в статье молодого польского аспиранта Войцеха Гурецкого (статья здесь), которую я когда-то порекомендовал к печати в журнале "Кавказские региональные исследования".  Сама статья сейчас уже устарела, поскольку за десять лет многое изменилось, не все в ней было бесспорно даже тогда, но читать ее все равно интересно.

Collapse )