May 17th, 2008

50

Вараздат Арутюнян

Сегодня узнал о смерти Вараздата Арутюняна. Ему было 99 лет. 

Вараздат Мартиросович был -- и остается -- одним из столпов современной армянской архитектуры. Он не только исследовал ее истоки, но и учил много поколений студентов быть профессионалами. 

Он всегда гордился тем, что был учеником моего деда. Когда мы встречались (а я несколько лет снимал офис по соседству с его домом), он говорил: "Интересная судьба у моей семьи! Я учился у Марка и мой внук учился у Марка"! И действительно, я некоторое время был учителем его внука Мартина.

Помню, как Вараздат Мартиросович в возрасте 92 или 93 лет с увлечением рассказывал в телепрограмме Артура Бахтамяна об архитектуре Ани, прекрасным знатоком которой был. И помню, как на столетии моего деда с озорством воскликнул: "Я был студентом Марка и ходил к нему домой, а этот старик (и показал на моего отца) тогда еще в коротких штанишках бегал". 

Вараздат Арутюнян пережил истинный расцвет творческих сил в очень преклонном возрасте. Ему было девяносто, когда он выпустил несколько книг. В одной из них он рассказывал, как мой дед буквально заставил его построить дом на улице Сарьяна (тогда, конечно, она не называлась именем Сарьяна). Оказывается, где-то в конце сороковых, когда мой дед был главным архитектором Еревана, ему пришла в голову идея: создать вокруг дома Мартироса Сарьяна квартал, где бы жили творческие люди -- художники и архитекторы. Так по соседству с домом и мастерской Сарьяна поселились Рафо Исраэлян, Вараздат Арутюнян, Ара Саркисян и Акоп Коджоян... 

На рубеже веков Вараздат Мартиросович стал любимцем телевидения. Его часто приглашали сниматься, и было видно, что ему самому это очень нравится. У него был поистине неукротимый темперамент и очень светлая любовь к жизни.

Конечно, Армения станет беднее без Вараздата Арутюняна. Но все же, к счастью, с нами останутся его книги. 

И его ученики.

50

О церкви "Норашен" в Тбилиси

Процесс продолжается. Некий "отец Тариэл" методично "огрузинивает" Норашен (подробности и фотографии у vesta923, здесь).  

Процесс этот выглядит так: сначала с территории храма были убраны армянские надгробья, потом туда были принесены камни с грузинскими надписями. Сейчас, как видно на фото, устанавливается ограда, и уже стоит тумба с характерным для грузинской православной церкви крестом, углы которого опущены вниз. 

(Подробности того, как проходила "грузинизация" можно прочитать в этой статье, опубликованной в мае 2005 года). 

Первое чувство, котрое я испытал, прочитав о продолжающихся действиях этого "отца Тариэла" -- "ну вот, опять..."

Потом у меня появилось чувство бессилия. В городе, который я люблю, происходит страшная несправедливость, и я ничего не могу сделать. 

А потом -- обида. 

Обида на грузинское общество, которому плевать на оскорбление памяти и истории народа, как бы считающегося в Грузии "братским". 

Обида на грузинское государство, которое должно было бы защитить здание церкви от вандализма. 

Личная (очень личная) обида на Католикоса-патриарха Грузии Илию Второго, слова которого я помню так, будто слышал их вчера. Во время приема, он принимал нескольких людей, в числе которых был и я, Илия Второй сказал: "Я каждый вечер собираю своих домочадцев и мы вместе молимся: за Грузию, за Россию, за Армению... Помолитесь и вы за нас". Неужели он тогда говорил неправду? Или он перестал молиться "за Грузию, за Россию, за Армению?.."

Но чувство обиды у меня направлено не только в грузинскую сторону. 

Горчайшее чувство обиды у меня возникает на лидеров армянской общины в Грузии. Почему они молчат? А если говорят, то почему так тихо, что их не слышно? Молотки, которыми орудуют на территории церкви, слышны громче.

Почему руководители епархии Армянской Апостольской Церкви ничего не делают для того, чтобы храм начал действовать? Почему они ограничиваются редкими "заявлениями" и отказываются (во всяком случае, отказывались) беседовать с журналистами? 

Почему? Неужели ради собственного спокойствия? 

И наконец, почему молчит Армянская Апостольская Церковь?