July 25th, 2007

50

Welcome back!

Никогда больше не полечу авиакомпанией Air-Moldova.

 

Все началось еще в аэропорту. Какие-то люди, лезли на регистрацию без очереди, и в тот моменто, когда регистраторша сказала ему, что такой чемодан нельзя сдавать, ему позвонили на мобильный. Он ответил на звонок и минут пять что-то говорил. Регистраторша покорно ждала. Ждала и очередь. А потом что-то произошло, и чемодан качка поехал в багаж. Сам же он снова встал в очередь на регистрацию.

 

Потом появились полицейские и стали проверять паспорта. И тут оказалось, что около четверти пассажиров – беспаспортные. Вместо этого у них были какие-то белые листы с оттиснутым гербом Молдовы.

 

Среди беспаспортных были и семьи (целые семьи), и граждане странного вида. Я подозреваю, что тут есть какое-то жульничество, но не могу понять, какое. Возможно, под видом румынских граждан (а Румыния – член Евросоюза) они приехали в Британию, а потом заявили о якобы утерянных паспортах, чтобы суметь вернуться на родину? Не знаю.

 

Впрочем, все они благополучно сели в самолет.

 

Прямо передо мной в очередь влезла какая-то женщина, сказав: «я только вопрос задам». Конечно, у нее был не вопрос: ее «завернули», не впустив в зону дьюти-фри, потому что она пыталась провезти в качестве ручной клади слишком большой баул.

 

Рейс, оказывается, был Париж-Лондон-Кишинев. И когда мы сели в самолет, там уже томились парижские пассажиры. И не задавайте мне вопросов о том, почему людям из Парижа нужно было лететь в Лондон, чтобы попасть в Кишинев, когда есть возможность полета через Вену, Будапешт или Бухарест. И не говорите о географии и целесообразности. Ибо это все – выше моего понимания.

 

Самолет оказался стареньким Макдональд-Дугласом, без опознавательных знаков. Да-да, на нем не было вообще ничего: ни надписи «Air Molodva», ни бортового номера – ничего! Зато внутри все надписи были на греческом. Трясло нещадно, а перед взлетом всем раздали леденцы.

 

Welcome back! Думал я всю дорогу, а фоном в мозгу крутилось: “I’m back in the USSR, you don’t know how lucky you are, boy. Back in USSR!”

 

Окошко паспортного контроля в аэропорту Кишинева, конечно же, закрылось прямо перед моим носом: «У меня смена кончилась», – сказала молодая женщина и ушла. Пришлось становиться в соседнюю очередь.

 

Таможенник (а в аэропорту, представьте, был всего один таможенник) решил, что нужно поиграть в таможню. Или, может, он недобрал «своего» за вечер? Во всяком случае, он решил, что «зеленого коридора» на этот раз не будет, и стал проверять всех. Если ему не нравилось что-то в багаже одного из пассажиров, но приглашал его разбираться в свой кабинет. Очередь покорно ждала.

 

Наконец, я вышел. Меня встретили, отвезли в гостиницу, где на седьмом этаже меня ждала молодая женщина. Только вместо традиционного «не желаете ли отдохнуть», я от нее услышал: «мне сказали включить в вашем номере кондиционер». Мы зашли в номер, и она торжественно включила бакинский кондиционер, видимо, еще советского выпуска. 

А еще -- в сорокаградусную жару -- в гостинице работало отопление.

 

Welcome back!