Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Category:

Томас О’Коннор

 Как вы думаете, возможна ли установка мемориальной доски, скажем, в Москве, на стене дома, где работал один из лидеров чеченских националистов.
 
Или в Баку, на доме, где жил армянский националист.
 
Или в Ереване, на доме, связанном с памятью националиста азербайджанского.
 
Боюсь, что нет. А вот в Лондоне, в самом центре, на Флит-стрит, на одном из домов установлены бюст и мемориальная доска в честь Томаса Пауэра О’Коннора (T.P. O’Connor). И даны даты его жизни – 1848-1929.
 
Он был ирландским националистом, членом Ирландской националистической партии. И видным ее членом, потому что избирался в парламент множество раз, «прослужив» в парламенте почти пятьдесят лет. А точнее – 49 лет и 215 дней. 

Но что для меня особенно интересно: до того, как уйти в политику, О’Коннор был журналистом. И журналистом довольно известным, успешным и процветающим: он был первым редактором нескольких газет, в том числе “The Sun”, видимо, самой известной в мире «желтой» газеты, входящей сегодня в медиа-империю Руперта Мэрдока.
 
Видимо поэтому его бюст установлен именно на Флит-стрит – улице, много лет считавшейся цитаделью британской прессы – ведь там располагались редакции газет, начиная еще с шестнадцатого века. 

Сегодня на Флит-стрит прессы нет. Последним пару лет назад оттуда уехало агентство Reuters. Сейчас эта улица известна тем, что там находится Королевский суд – The Royal Court of Justice. Если переводить совершенно точно, то «Королевский судный двор».
 
Но все равно, кое-какие журналистские следы на Флит-стрит остались. На стенах нескольких зданий видны надписи с названиями газет, есть и пара мемориальных досок. И одна их них – в память о Томасе О’Конноре.  На ней написано: «Его перо всего несколькими живыми строками могло обнажить до костей книгу или государственного деятеля».
 
Но О’Коннор бросил профессиональную карьеру журналиста и ушел в политику.
 
И это не редкость. Думаю, многие могут сразу, что называется, навскидку назвать имена нескольких журналистов, занявшихся политикой и даже избранных в парламент.
 
Будучи парламентарием, О’Коннор продолжал писать. Каждый вечер он делал обзор парламентских дебатов для Pall Mall Gazette, писал и книги.
 
А еще – вот поворот, также нередкий в постсоветских странах – он стал первым президентом Совета киноцензоров. А на дворе был 1917 год.
 
А еще с 1924 года он был членом консультативного совета при короле – так называемого Privy Council.
 
И при этом, не будем забывать, О’Коннор был ирландским националистом.
 
А вы представляете, скажем, чеченского националиста в российском парламенте?
 
Или армянского националиста в парламенте Азербайджана?
 
Или абхазского – в парламенте Грузии?
 
Или курдского – в Национальном Собрании Армении?
 
Или… 
Tags: Англия, национализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments