?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Армения -- президентское
50
markgrigorian
В день инаугурации президента, разумеется, должны проходить празднества. 

Бывает и так, что оппозиция использует этот день, чтобы акциями протеста привлечь внимание мирового сообщества к проблемам страны. 

Все это было сегодня в Армении. Новостные агентства сообщают, что акции протеста прошли и за рубежом страны.

Но повлиять на ситуацию все это уже вряд ли сможет, так как сегодня стало официальным: Серж Саркисян – президент Армении.
 
После инаугурации Серж Саркисян вступил в должность, а оппозиция, использовав все возможные легальные средства -- проиграла. И пусть протесты продожаются -- проигрыш стал фактом.
 
Таким образом, подведена черта под президентскими выборами 2008 года: драматичными, эмоционально заряженными и – впервые в постсоветской Армении – ознаменованными человеческими жертвами.
 
Сможет ли Серж Саркисян, чье президентство начинается в довольно тяжелой ситуации, спокойно и уверенно править страной пять лет нынешнего президентского срока? Сможет ли он принимать непопулярные решения (а принятие таких решений неизбежно), сможет ли сделать что-то с коррупцией, которая становится все более важной проблемой в стране?
 
И вопрос, безусловно, очень важный для всей страны: сможет ли Саркисян преодолеть поляризацию, повести страну в сторону демократизации?

Трудно предсказать, как будет действовать Саркисян, который до сего дня был «вещью в себе», политиком, редко появлявшимся «на публике», в сложной ситуации, в который находится Армения на внешнеполитической арене, учитывая, что Грузия стремится в НАТО (а Армения остается стратегическим партнером и военным оплотом России на Кавказе). Какую политику будет вести Саркисян с Турцией, с которой нет дипломатических отношений, а еще и «висит» вопрос геноцида. Как пойдут карабахские переговоры, продолжающиеся в условиях перемирия на протяжении уже более четырнадцати лет?
 
Когда задаешь эти вопросы, оказывается, что нового президента ждет ряд сложных задач.
 
А что оппозиция?
 
Оппозиция и до этих выборов была разрозненной, будет она такой и после. Часть оппозиции, наверняка, заявит, что президент нелегитимен, и будет радикально и категорически выступать против него. Интересно, как будет действовать другая часть, и в том числе члены парламента, представляющие оппозицию.
 
И наконец: а что общество?
 
С первого взгляда кажется, что ситуация в Армении изменилась, а общество поляризовалась, как только в политику вернулся Левон Тер-Петросяна.
 
На самом деле, конечно, зерна общественного противостояния были посеяны задолго до этого.
 
Достаточно вспомнить, как проходили президентские выборы 2003 года. Уже тогда общество было ясно разделено на тех, кто «за» властей, и за тех, кто «против». Яростные политические споры велись во многих семьях, соседи и друзья ругались друг с другом из-за политики.
 
И относительно Тер-Петросяна мнения были поляризованы задолго до его возвращения: одни говорили о его заслугах в развале СССР и в том, что Армения стала независимой, о победе в карабахской войне, о его интеллекте и свободолюбии.
 
Другие же обвиняли (и обвиняют) его в том, что нам всем пришлось пережить в начале и середине девяностых, во время жесточайшего кризиса, в том, что в независимой Армении начала развиваться коррупция, и что во время его правления начались заказные убийства.
 
Но ведь и относительно Сержа Саркисяна мнения разделены.
 
С одной стороны, до выборов его не отделяли от Роберта Кочаряна. А это значит, что его противники продолжают и после выборов по умолчанию возлагать на Саркисяна минусы правления его предшественника. То есть, говорят они, у власти все равно останется «карабахский клан», коррупция будет продолжаться, все будет по-старому, и ничего нового можно не ждать.
 
Сторонники же нового президента видят в этом позитивное начало: ведь продолжение линии Кочаряна означает, что экономический рост продолжится, бедность будет уменьшаться, так же как и безработица, в карабахские переговоры продолжатся. А все это означает стабильное поступательное развитие страны.
 
Таким образом, мнения были поляризованы еще до начала выборов.
 
(Замечу в скобках, что до меня, то есть за пределы Армении, информация и мнения об остальных кандидатах почти не поступали. А ведь участие Артура Багдасаряна в выборах можно назвать очень успешным: он занял третье место, совсем немного уступив Тер-Петросяну. Важным с точки зрения политики было участие в выборах кандидата партии Дашнакцутюн. Но об этом говорили мало.)
 
Теперь позволю себе ненадолго отвлечься от этих выборов. Дело в том, что высокая степень общественной поляризации и эмоциональный фон свойственны не только Армении. Посмотрите, на каком эмоционально заряженном фоне проходили недавние президентские выборы в Грузии. А как было в Армении же, в 1996 или 2003 году? Вспомним Украину (2004), Беларусь (2006), добавим сюда политическое противостояние, свойственное несколько десятилетий назад, скажем, Греции или Мальте, то увидим, что ничего экстраординарного не было – так бывает в странах, где демократия находится на, скажем так, первых этапов развития.
 
Плохо, конечно, очень плохо, что за эту «закономерность» поплатились жизнью восемь человек. Это трагичный, шокирующий результат послевыборных баталий. Этого не должно было быть.
 
И это не остудило страсти. Наоборот. Столкновения демонстрантов и полиции и последовавшие задержания и аресты не привели к тому, что протестный потенциал выдохся. Наоборот: противостояние все еще существует. Об этом свидетельствовали молодежные флэш-мобы, об этом же говорили протесты в день инаугурации.
 
Я убежден: армянской политике сегодня просто необходим диалог между властями и оппозицией. Причем я говорю о публичном диалоге. Дискуссии неизбежно будут острыми, напряженными, эмоциональными, но они обязательно должны быть. И площадкой для этих дискуссий должно стать телевидение. Пока оно такой площадкой не было.




  • 1
Я улыбнулся, сидя в кафе в городе Шымкент.

  • 1