Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Эпизод для фильма

Передо мной сидела Ирина Роднина. Легенда, человек поистине фантастического таланта и несгибаемой воли.

Помню, как захватывал дух, когда она танцевала ставшую классической «Калинку», как плакала, стоя на олимпийском пьедестале, завоевав третье «золото»… Собственно, что я -- это помнят, наверно, все.

И вот, -- а было это около года назад -- она сидела, спокойно и терпеливо глядя на меня. Представляю, сколько журналистов повидала она в своей жизни!

Photobucket

Мне не хотелось говорить с ней о зимней олимпиаде 2014 года, о состоянии зимних видов спорта сегодня, словом, я не хотел трогать те темы, на которые она и так говорит каждый день.

И я попросил вспомнить ее что-нибудь про каток Медео.

Она немного подумала и начала рассказывать. У нее получился прекрасный рассказ о том, как она выступала на Медео перед Леонидом Брежневым. Рассказ достойный того, чтобы по нему сняли фильм. 

Брежнев приехал в Казахстан. И было решено показать ему Медео, и как советские спортсмены тренируются на этом совершенно замечательном катке. К его приезду смогли заморозить лишь вираж беговой дорожки. А это – значительно меньше, чем нужно для того, чтобы откатать программу олимпийского уровня.
 
Но – партия распорядилась, так что нужно было выполнять: «Нам пришлось бацать свою «Калинку» на этой беговой дорожке, потому что словом «катать» это назвать нельзя», – сказала Роднина, улыбаясь.
 
Брежнев появился в третьем часу. А Медео, как рассказала Роднина, имеет такую особенность: когда солнце переваливает за одну из гор, лед начинает таять. И к моменту, когда генсек добрался до катка, льда уже практически не было. «Министр спорта Казахстана, – говорит Роднина, –  стал, заикаясь, рассказывать об уникальном сооружении, [о том], что здесь лед совершенно уникальный, а льда нет!» Вместо льда была вода, которая все время, журча, как арык, в городе Алмате, сливалась в специальные лунки по краям беговой дорожки».
 
И вот, Брежнев спрашивает: «Ну как лед»? Министр спорта, и тренер Станислав Жук в один голос говорят: «Замечательный!» А когда генсек спросил спортсменов, как им нравится лед, то Роднина промолчала, как она говорит, «потому что мне жалко его стало: все его дурят!»
 
Представьте ситуацию. Взрослый человек своими глазами видит, что перед ним лужа, а все вокруг уверяют, что это такой лед, на котором можно хоть сейчас побить парочку рекордов.  
 
После этого по сценарию генсека нужно было поприветствовать. Естественно, приветствовать должна была девочка-казашка, которая говорит по-русски и умеет стоять на коньках.
 
«Я эту фразу запомнила на всю жизнь. [Этой девочке] нужно было сказать: “Дорогой Леонид Ильич! Спасибо вам за вашу отеческую заботу о нас, спортсменах”. Видите, прошло уже тридцать с лишним лет, а я все помню». Семилетняя девочка выучила слова приветствия наизусть, но почему-то вместо "Дорогой Леонид Ильич" говорила "Дорогой Леонид Лукич!"
 
Рассказывает Роднина: «[На репетициях] все присутствующие немедленно падали в обморок, потому что она все время говорила не Ильич, а Лукич. Дальше она говорила: “Спасибо вам за вашу… Ну, это слово мне не выговорить… заботу о нас, спортсменах”».
 
Наверно, было бы разумным либо найти другую девочку, либо подредактировать текст. Но, видимо, все было утверждено в высоких сферах и изменениям не подлежало.
 
И вот, приезжает Брежнев. Девочке дают огромный букет цветов – с нее ростом, -- и она говорит: «Дорогой Леонид…» И тут сам генсек умильно продолжает: «Ильич».
 
«Видимо, он привык, что дети все время путают. И для меня это был показатель, что человек он очень добрый, наверно, был. Ну, «отеческую» мы с Зайцевым ей сзади подсказали… В общем, справились с этим».
 
После девочки настал черед олимпийцев. И Роднина с Зайцевым стали на этой луже демонстрировать «Калинку». Брежнева усадили, за стол, на котором были фрукты и минеральная вода. Большой зонтик прикрывал его от солнечных лучей. И был в «Калинке» такой эпизод: когда хор пел «спать положите вы меня», Роднина как бы ложилась, и некоторое время так и ехала -- как бы лежа.
 
И, будучи в этой позе, она повернула голову в сторону Брежнева, и увидела, как ему под столом наливали... коньяк.
 
А когда «Калинка» закончилась, Брежнев попросил: «покажите что-нибудь еще…»
 
«Видно, столько его возили, что он уже устал. А тут что-то фигуристы показывают, катаются рядышком… И вот просто сидел человек, пожилой, под зонтиком, дети катаются, погода хорошая, торопиться никуда не хотелось…» 

Но наступило время отъезда. А когда кортеж с Брежневым наконец отъехал, то один из склонов, окружающих Медео, ожил. Оказывается, там были курсанты пограничного училища, которые должны были охранять генсека.
 
«Они буквально сыпались с этого холма».
 
Рассказ был замечательный. Он несколько раз прерывался, потому что мы оба хохотали, представляя, как журчит вода, стекая в лунки, а Брежневу говорят, что это лучший лед в мире, как девочка к ужасу всей партийной верхушки республики говорит «Леонид Лукич», или как весь склон горы вдруг зашевелился, и курсанты, спрятавшиеся за кустиками, стали ссыпаться с горы.
 
Что-то похожее Роднина рассказывала газете «Коммерсантъ». Но «мой» рассказ был длиннее и интереснее. И есть одно разногласие в этих рассказах: в рассказе мне ее партнер Зайцев, а в «Коммерсанте» – Уланов. Думаю, мы можем посчитать это несущественным.
 
Мне кажется, что этот рассказ должен быть одним из самых любимых у великой фигуристки. В нем есть и забавные эпизоды, и человеческое отношение к пожилому и уставшему Брежневу, и теплый юмор хорошей рассказчицы.

К сожалению, я не нашел качественного видео с "Калинкой". А то ведь молодежь ее уже не знает...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments