Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Category:

Суперкомпьютеры и немного истории

Прочитал о создании нового суперкомпьютера, который может производить 63 миллиона миллионов операций в секунду. Его мощность равна примерно 12 тысячам обычных настольных компьютеров (см. здесь). 

Компьютер этот стоил порядка 225 миллионов долларов и находится в Эдинбургском университете.
 
Информация об этом гиганте искусственного интеллекта напомнила, что меня можно считать компьютерным динозавром, потому что я помню ЭВМ (электронно-вычислительную машину), работавшую на лампах!
 
Вы скажете, что это невозможно? И будете правы, потому что в нормальном случае человек моего поколения не должен был бы видеть такой машины. Однако я говорю чистую правду. 

Я боялся этой машины. Называлась она «Гарни» и находилась в Вычислительном Центре Академии Наук Армении. А сам ВЦ, как его называли, был на площади Абовяна – «плани глух».
 
Мне было 4 года. Мой отец, Владимир Маркович Григорян, руководил группой машинного перевода в ВЦ, а машина «Гарни» должна была переводить математические тексты с русского на армянский. Была она очень большой и занимала целый зал. А боялся я ее потому, что когда ЭВМ включали, вместе с ней должны были включать кондиционирующую систему, огромные трубы которой издавали страшный шум. Примерно, как десять пылесосов. Вот этот шум и ввергал меня в состояние шока.
 
Прошло несколько лет, ВЦ переехал в другое здание (в Канакере, где и находится по сей день), а ЭВМ «Гарни» повысили рангом. Она теперь работала на транзисторах и ей не требовалась шумная система кондиционирования. Будучи шести-семиклассником, я ездил к отцу, забирался в машинный зал и проводил там целые часы, копаясь в запасных транзисторах и диодах, собирая из них радиоприемники, а также делая домашние задания по русско-армянскому переводу на машине.
 
Тексты можно было вводить с обыкновенной печатной машинки, соединенной с самой ЭВМ, а еще была в зале другая печатная машинка, вводившая текст на магнитофонную ленту, которую потом вставляли в ЭВМ.
 
Память этой ЭВМ (аналог жестких дисков или "винчестеров") выглядела так: представьте деревянные каркасы, размером метр на метр. На эти каркасы натягивали тонкие провода, на месте пересечения которых висели маленькие ферритовые кольца. Кольца эти либо несли в себе электрический заряд, либо нет. То есть каждое такое кольцо было одним битом информации. Весь каркас составлял примерно один килобайт. Представляете, в середине шестидесятых для того, чтобы сохранить один килобайт информации, нужен был деревянный каркас метр на метр, напичканный ферритовыми кольцами!
 
Закончив школу, а потом и университет, я отправился работать в институт автоматизированных систем управления городом. В этом институте, естественно, были свои ЭВМ, считавшиеся тогда, в начале восьмидесятых, передовыми и современными. Это были ЕС ЭВМ разных серий и БЭСМ-6. Для ввода программ и данных мы на специальных машинах дырявили перфокарты, которые затем читала машина. И, представьте, мы, молодые специалисты, довольно быстро научились читать текст по прямоугольным дырочкам на перфокартах. Сейчас, разумеется, я этого делать не смогу.
 
Долговременная память этих больших компьютеров хранилась на коричневых дисках, которые сейчас используют вместо телевизионных антенн. Каждый такой диск вмещал в себя целый мегабайт информации. Эти диски надевались на общую ось, закреплялись на ней, и таким образом, составляли одну единицу хранения информации, объемом пять, десять или даже восемнадцать мегабайт. Кладезь, да и только.
 
К середине восьмидесятых к нам пришли «Электроники». Побольше – «Электроника-120» и поменьше – «Электроника-60». Та, которая поменьше, помещалась в одном шкафу, размером с обычный платяной шкаф. Ну а побольше была размером с 3-4 шкафа. Или с один большой гардероб с 3-4 створками.
 
Я работал на компьютере «Электроника-60», обслуживавшем председателя Ереванского горсовета. Происходило это так: мы с двумя помощницами сидели в комнатушке, находившейся между приемной и залом заседаний. У мэра был дисплей, соединенный с обычным калькулятором. Сама ЭВМ стояла в нашей комнате. Когда мэр включал свой дисплей, у нас загоралась лампочка, и мы должны были быстро включить нашу «Электронику». Тот, кто находился ближе остальных к компьютеру, немедленно засовывал огромную дискету в соответствующий дисковод и ждал, пока произойдет загрузка системы. В одну дискету, несмотря на ее размер, помещалось, кажется, 440 килобайт. И это было много.
 
Когда система загружалась, мэр, пользуясь калькулятором, «бродил» по ней, а нам нужно было внимательно следить и иногда менять дискеты, если мэру нужно было перейти, скажем, от данных по застройке города к информации по транспорту.
 
Так я проработал около года, после чего мэру поставили «Электронику-120», а в наш обиход ворвались новые, уже небольшие компьютеры – СМ (PDP) и  Искра(WANG).
 
Первый лаптоп, который я увидел, был в 1988 году у сослуживца, молодого инженера Алика Арзуманяна. Да, да, того самого, который потом сделал головокружительную карьеру и «дорос» до министра иностранных дел Армении. А тогда Алик набирал на этом «чемоданчике» тексты для самиздатской газеты комитета «Карабах». Или, может, уже АОД (Армянского общенационального движения)? Не помню.

Потом я работал на 286-ых компьютерах, потом на 386, 486 и, наконец, на пентиумах.  
 
Сейчас я пользуюсь компьютером, жесткий диск которого вмещает 80 гигабайт. У меня есть небольшой, размером с ладонь, съемный диск, на котором я храню музыку, фотографии и файловый архив, – его объем 160 гигабайт. Но иногда, глядя на него, я вспоминаю каркас метр на метр с проводами и ферритовыми кольцами, на котором можно было запомнить аж целый килобайт информации.
Tags: воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments