Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

О выборах и бойкотах

Среди моих белорусских френдов идет полемика о том, прав ли один из лидеров оппозиции Александр Милинкевич, объявляя о бойкоте выборов. Написать, что я думаю о бойкоте как о методе политической борьбы, меня "призвали" мысли френда feduta . Вот я и решил немного потеоретизировать -- тем более, что я видел несколько попыток бойкотировать выборы. 

Здесь нет ошибки. Слово "бойкот" по-белорусски пишется через "а".



Призывы к бойкоту на парламентских выборах в Беларуси. 2000 год.

Бойкот выборов не есть отказ от политической борьбы. Бойкот есть форма участия в политической, в частности, предвыборной и выборной жизни. Ибо если вы отказываетесь участвовать в выборах и призываете к этому своих сторонников, то значит, вы уже участвуете в политике.
 
Бойкот является одним из крайних, радикальных способов политической борьбы на выборах. Потому что участие в выборах подразумевает не только выигрыш и проигрыш, но и промежуточные варианты (третье место, пятое место, или возможность-невозможность попадания в парламент и формирования парламентской фракции и так далее). Бойкот же промежуточных вариантов не предполагает: это «пан, либо пропал». 


Молодежь за бойкот выборов. Минск 2000.
 
Кроме того, бойкот подразумевает отсутствие всякого диалога между властью и оппозицией, что само по себе уже является ситуацией радикальной. Такой диалог, однако, является важной составной частью политических процессов. Он часто ведется в форме взаимных обвинений, чем помогает сторонам оттачивать свою аргументацию и меняет ситуацию либо когда власти отвергают обвинения, либо когда они прислушиваются к словам оппозиции (а могу прислушиваться и отвергая). Пример – грузинские выборы и плебисцит, на котором большинство граждан проголосовало за проведение парламетских выборов весной, то есть в сроки, которых требовала оппозиция.
 
Призывы к бойкоту выборов то и дело слышны в разных постсоветских странах. Наиболее успешными они были в Беларуси в 2000 году. Но и там бойкот по разным причинам не состоялся. Кстати, бойкот имеет смысл в том случае, когда на выборах есть барьер – минимальная явка, позволяющая считать выборы состоявшимися (либо 50% плюс один человек, либо 33%, либо 25%... в зависимости от страны). Когда же барьера нет, то бойкот теряет свою прагматику, оставаясь чисто политическим упражнением. Так, например, когда в Армении в 1999 году экс-мэр Еревана Ваагн Хачатрян призывал народ к бойкоту парламентских выборов, это было именно таким упражнением, так как минимальная явка на выборах отсутствовала, и они были бы признаны состоявшимися, даже если бы голосовали только кандидаты в депутаты и их жены.

 
Ваагн Хачатрян призывает бойкотировать выборы. Фото Рубена Мангасаряна
 
Призывы к бойкоту выборов часто бывают как бы от безысходности. Часть оппозиции понимает, что при существующем порядке вещей ей не удастся обрести достаточное количество союзников, и призывает к бойкоту, не находя других способов «прорваться» к потенциально своему электорату. Такие призывы были слышны на прошлых российских думских выборах.
 
Боюсь, что призывы к бойкоту, звучащие в постсоветских странах, как показывает практика, по разным причинам обречены на неуспех. Следовательно, они не могут повысить политический рейтинг оппозиции.
 
И стоит ли к ним прибегать?
Tags: выборы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments