Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

В комментариях к моему вчерашнему посту о повторном прекращении эфира тбилисской телекомпании "Имеди" начался спор о политике и СМИ. Я посчитал, что он очень показателен в смысле определения места СМИ в государственно-общественном устройстве. Настолько, что вынес этот вопрос в отдельный пост. 

И для определения того, являются ли СМИ "четвертой властью" или "инструментом" (а то и "оружием") в руках политиков, давайте рассмотрим идеальное устройство государства. Идеальное не в смысле наилучшего, а в смысле не существующего в реальности. 

Если посмотреть на современную модель государства, то она будет выглядеть так: есть народ, который формирует три ветви власти – законодательную, исполнительную и судебную. Все они независимы друг от друга и представляют как бы равносторонний треугольник, то есть достаточно жесткую конструкцию. Функции этих трех ветвей более или менее ясны, я их описывать не буду.

Но народ формирует еще одну власть – четвертую. Это средства массовой информации, функция которых отслеживать, что делают три другие ветви, показывать народу, сформировавшему эти три ветви, нарушения и злоупотребления, которые допускают представители трех властей. Если попробовать изобразить их взаимодействие графически, то равносторонний треугольник превратится в равностороннюю пирамиду, где место четвертой вершины займут СМИ. 

Но это идеальная картина. В ней не учитывается, например, влияние экономического фактора на развитие государства, и так далее. 

А теперь попробуем посмотреть на реальное состояние вещей. 

Для Запада ситуация будет примерно такой, как я обрисовал. Не идеальной, разумеется, так как у медиа-групп есть свои политические интересы, в структуре СМИ действуют свои лоббистские группы (так же, как и в правительстве), и так далее. 

Тем не менее, есть на Западе фактор, стабилизирующий ситуацию. Это рынок. Грубо говоря, если ваша газета или ваш телеканал окажется неинтересным, то газету перестанут покупать, телеканал смотреть, и они разорятся. А разорятся потому, что им перестанут давать рекламу, на доходы от которой они, собственно, и живут. Редакторы газет на Западе любят говорить, что выручка от продажи газеты (а тиражи миллионные) не окупает типографскую краску.
 
Разумеется, редакция каждого издания определяет редакционную политику, то есть тот угол зрения, с которого и смотрят на жизнь комментаторы и колумнисты. То есть на Западе СМИ поддерживают какие-то политические направления или идеи. Тут важно отметить, что с изданиями на Западе работают лоббистские группы, которые убеждают акционеров или хозяев поддержать «нужное» направление. Это очень важно подчеркнуть: политическое направление для средства массовой информации в западной модели является результатом свободного выбора.
 
И еще: в том, что касается освещения новостей, редакционная политика не играет почти никакой роли: главным является то, что интересно.
 
И если открыть крупные, скажем, британские издания, то как правило, на первых полосах там всегда будут одни и те же события, независимо от политического направления издания. То есть – считаю, что это важно заметить – редактор или издатель имеют очень мало власти над информационной частью газеты. Их власть распространяется на комментирующую часть. А это, в свою очередь, означает, что информация и комментарии отделены друг от друга и существуют автономно, хоть и под одной «шапкой».

Но если мы посмотрим на ситуацию в постсоветских странах, то увидим, что ситуация там в корне отличается от западной. И главное отличие в том, что СМИ являются не независимым институтом, не «четвертой властью», а институтом, зависимым от политических сил (если издание прямо контролируется политической партией), либо от политических интересов (если над ним стоит крупный капитал).
 
Сами эти интересы также зависимы от различных факторов, первым из которых является исполнительная власть. В этой системе издатель волен контролировать содержание не только комментариев, но и собственно новостей. Например, отбирать «выгодные» новости и представлять их своей аудитории, или отбраковывать информацию, которая чем-то его (издателя) не устраивает. В результате граница между новостями и комментариями отсутствует.
 
Рынок – особенно если мы говорим о газетах – особой роли не играет. Роль играет спонсор (или донор, или издатель), который оплачивает выход в свет данного издания. То есть не получает прибыль, а наоборот – тратит прибыль, полученную в результате другой деятельности. Следовательно, раз он эту девушку ужинает, он ее и танцует! Причем танцует так, как того пожелает.
 
В результате СМИ (и работающие там журналисты) становятся инструментом в руках издателя и обслуживают его интересы. Главным образом, политические или экономические.
 
Я утверждаю, что есть системная разница между тем, как, скажем, Руперт Мэрдок велит газете The Sun поддержать лейбористов и тем, как, скажем, телеканал НТВ поддерживает российское правительство. И разница, главным образом, в том, что Мэрдока нужно было уговаривать. Владельцу НТВ достаточно «сказать».
 
Я не хочу сказать, что одна система лучше другой. Я просто утверждаю, что есть две системы, и хочу показать, в чем разница между ними.
 
И что интересно: когда я говорю об этой разнице западным специалистам, они, правда, с трудом, но понимают, что системы не совпадают. Но когда я пытаюсь рассказать об этом постсоветским журналистам и политологам – те, в лучшем случае, говорят: «все одним миром мазаны», а в худшем – «заплати побольше, увидишь, какие они независимые».


Tags: СМИ, журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments