Previous Entry Share Next Entry
Лучше футбола
50
markgrigorian
Во второй половине 60-х годов в Ереване прошла крупная математическая конференция.

Проводил ее Вычислительный центр армянской Академии наук, где работал мой отец. И хотя он никаким боком не математик, но участие в организации этой конференции принимал самое непосредственное и активное.

В Ереван съехались ученые со всего мира, в том числе, представьте, из Западной Германии и даже (о, ужас!) самой Америки. Я, конечно, ничего не помню, но отец рассказывал, что один из американских математиков был битником. У него были длинные волосы, он ходил в черном свитере, носил берет и не носил… обуви.

Босиком он ходил на заседания конференции, босиком пришел в мастерскую Сарьяна, встречу с которым устроил мой отец. Только во время похода в оперу американский математик надел матерчатые тапочки – из уважения к высокому искусству.

Это чудачество было известно всему математическому сообществу, но его прощали, потому что он был гением в математике. Или, наверно, почти гением – потому что иначе я бы, наверно, знал, как его зовут.

Так вот, этот почти гений был босиком, когда пришел в гости к моим родителям. Но чувство приличия не было ему чуждо, и, отправляясь в гости, он взял с собой сувенир – пластмассовую американскую игрушку под необычным названием «фрисби».

Это была белая тарелка, на которой было написано Professional Frisbee.

Несколько лет подаренная фрисби лежала на почетном месте в отцовском кабинете – рядом с привезенным с Дальнего Востока куском китового позвонка и гипсовой копией головы Нефертити, подаренной моему деду директором Пушкинского музея в Москве Сергеем Меркуровым.

А потом мне стало интересно. Отец объяснил мне, как надо бросать эту тарелку, и я отправился с нею во двор.

… в то лето мальчишки нашего двора забросили все – даже футбол. Мы самозабвенно швыряли фрисби во всех доступных нам направлениях. Постепенно мы усовершенствовали свое мастерство и дошли до истинных высот. Такое упражнение, как бросок фрисби против ветра, чтобы она бумерангом вернулась к бросающему, казалось нам простым. Мы освоили броски от земли, броски с обратным вращением, «закрученные» броски, когда фрисби летела куда-то влево и лишь перед самой целью поворачивала направо и попадала прямо в руки адресату.

Играли мы, разбившись на команды, по гандбольным правилам. Это было чрезвычайно увлекательно. Мальчишки с соседних дворов, у которых не было фрисби, нас откровенно не понимали. А мы были так увлечены, что даже не реагировали на их вызовы сыграть в футбол. И хотя мы точно знали, что играть они не умеют, а их завышенная самооценка и высокомерие ни на чем не основаны, от футбольных сражений отказались. У нас были дела поважнее. И назывались эти «дела» непонятным американским словом «фрисби».

Но всему когда-либо приходит конец. Пришел конец и нашей фрисби – от чрезмерно усердного обращения у нее отвалилась центральная часть. После этого мы вернулись к футболу. Официальный матч с соседним двором окончился крупной дракой – но это было нормально. Мы вернулись в нашу действительность. Фрисби ушла в воспоминания.

… Прошло несколько лет, я стал уже студентом университета. И к нам на романо-германский факультет приехал молодой преподаватель из Лондона. Он был самым настоящим англичанином, преподававшим английский язык и страноведение. Ребята, которым он преподавал, были от него в полном восторге. Таком, что я решил прогулять урок истории КПСС и прийти послушать настоящего англичанина.

На своей лекции он сначала рассказал про военно-морской флот Британии, использовав в качестве наглядного пособия… свою туфлю. Он снял ее, поставил на учительский стол, изображая то ли дредноут, то ли линкор, то ли (даже) авианосец. Потом он поговорил еще о чем-то, а в конец лекции заявил: «Я сейчас покажу вам что-то, чего вы никогда в жизни не видели. Вы даже не знаете, что это такое и для чего это используют».

После этого предисловия он залез в свой портфель и достал оттуда…

«Фрисби!» – восхищенно выкрикнул я.

Эффект неожиданности был бесповоротно испорчен. Через неделю мы с этим преподавателем перебрасывались фрисби у подножья памятника Матери-Армении.

Следующая моя летающая тарелка была уже советского производства. Она была розовой им какой-то мягкой. Скучно.

  • 1
Вот так история!!

Всё проходит...

Спасибо за очаровательный рассказ! Вы очень хорошо пишете.
Такое впечатление, что я лично знакома с этим почти-гением-битником (знаете, он мне нравится).
Во мне ещё почему-то перспектива Фрисби проснулась. От большого чувства, даже не могу его имя с маленькой буквы писать.

Наверное, в полумраке кабинета позвонок кита и голова Нефертити деликатно молчат все эти годы, но тайком сомневаются в благородном происхождении нового соседа.
"Ну знали мы, знали!" кивают они друг-другу, когда хозяин снимает того с полки и отдаёт этому опасному, вездесущему маленькому человеку.
"Какое счастье что руки этого любопытного карапуза до полки не доходят" - наверное вздыхает Нефертити.
"Наконец-то меня передали по назначению! - ликует Фрисби - А то посадили на пъедестал с этими ископаемыми."
(Заметьте конфликт взрослые игрушки versus детские игрушки.)
Думаю, по вечерам мамы не могут докричаться домой своих сокровищ. Летающая тарелка этих Григорянов их прямо с ума свела. Бабульки по вечерам не тусуются на лавке - боятся что новая заморская игрушка детворы снесёт им головы. А дети самозабвенно играют и не замечают, что жизнь прекрасна - другой альтернативы просто не существует. Не фрисби- так футбол; не футбол - так миллион других игр. А если все закончатся - они придумают ещё миллион новых.
Carpe diem!
Фрисби красной нитью уходит под изнанку полотна и выныривает через несколько лет, чтобы испытать на вшивость кучерявого сорванца. Тот же разбойник. Сбежал с истории КПСС - ему настоящий англичанин интереснее! Испытание проходит блестяще. Студент теряет голову от восхищения, когда вслед за ботинком, англичанин из портфеля извлекает Фрисби. Прыть может быть и не та, как в детстве, но ведь не стесняется и тащит препода бумеранги по небу чертить.
Третье истытание Фрисби мы с вами завалили, Марк (в порыве честности присоединяюсь к вам, чтобы заслуженно разделить ваш позор). Мы его узнали, подержали в руках и он не вызвал ни малейшего азарта - было только скучно.
Может быть оттого, что он был советский, розовый и мягкий. А может потому, что драгоценный опыт жизни(= хождение по взрослым мукам?), хорошая социальная адаптация и искусство дедуктивной логики покрыли роговицей мудрости нашу детскую интуицию и поросячий восторг. Почти не шучу.

Спасибо за такой развернутый отзыв! Я жил с вашим отзывом несколько дней и боялся ответить. Боялся, чтобы не спугнуть. Сейчас, кажется, уже не спугну.

Спасибо еще раз!

А я как боялась! Думала вы меня за дверь выставите или вообще заблокируете - я даже извиниться не успею. На какие только кнопки не нажимала, чтобы вернуть комментарий - не получилось.
Потом я поняла: выгонять не станет, слишком интеллигентный - будет молча презирать.
Когда я отправила текст и он плюхнулся в ваш блог и накрыл полстраницы, я его вдруг увидела глазами другого человека. Чувство было "посади свинью за стол..." .
Ну, приглашает человек всех на огонёк и щедро угощает.
Отлично! Зашла, получила удовольствие - встань, культурно поблагодари и уйди. Видишь ведь, что здесь так принято.
А я мало того, что зашла-сиделa-часами-съела- всё-что-было-на-тарелке-и-на-столе-вообще, я ещё и микрофон у хозяина забрала, и занавески в гостинной поменяла на свой вкус перед тем, как уйти.
Я очень переживала, правда. Хотела как лучше – a получилось как всегда.
Я хочу, читая, испытывать то, о чём не написано: всю шкалу ощущений, голоса и звуки, запахи и вкусы и атмосферу вообще. Люблю чувства. Первобытный человек.
Возможно, автор совсем не то имел в виду, но какая разница - я ему искренне благодарна за путешествие.
Так что, спасибо вам огромное за все истории и за либерализм.


Кстати, о занавесках. Есть у меня эта проблема :)

И нет никакого либерализма, то есть, даже дело не в либерализме. Дело просто в том, что мне понравился ваш текст. И мне нравится, как мы с вами общаемся. Вот!

Мне тоже очень нравится с вами общаться (даже в одностороннем порядке) - вы какой-то необычно умный, широкий и лаконичный (без рюшечек - я рюшечки сама вяжу и пришиваю, у меня больная фантазия). Может меня умом заразите?
Спасибо и низкий поклон вам за комплимент. Ой, лбом стукнулась! Шишка будет. Какая удача, что не мрамор. Паркет. Убегаю на собрание - я на работе :-)

Отлично! Будем общаться и дальше.

И я только что подумал, что может случиться с моим лбом, если я сейчас попробую размашисто поклониться. Объясню: я сижу за столом -- старым мощным деревянным столом с крепкой столешницей.

У вас замечательное воображение! И лучше обойтись без шишек. От них одно расстройство.

Deal! Дружим и никаких шишек! На полу был мягкий ковёр. Я почти уверена, что это ковёр-самолёт.

Никаких шишек! И вообще, на этом ковре-самолете летает воображение.

Какие воспоминания...

  • 1
?

Log in