Previous Entry Share Next Entry
Кара Тер-Саакян
50
markgrigorian

Как трудно писать об ушедшем друге…

Я уже больше суток хожу вокруг компьютера и никак не могу начать писать о Каре Тер-Саакян, которой, как это ни страшно сознавать, больше нет.

Yerevan-2011-011

(Когда я взял фотоаппарат, Кара наотрез отказалась убрать сигарету. Так я ее и сфотографировал с сигаретой. Было это в 2011 году.)

Мы дружили с 1975 года и всегда шутили, что люди не живут столько, сколько мы дружим. И вот… Остановилось сердце. В Диарбекире. По пути в Киликию.

Кара уже несколько лет мечтала об этой поездке. Я еще жил в Лондоне, когда она звонила мне по Скайпу и рассказывала, как она поедет, какая из туристических фирм, предлагающих такие поездки, ей больше нравится и по какому маршруту ей хочется добраться в Киликию.

Не добралась.

Мы дружили с университетских лет. Кара с легкостью влилась в нашу компанию – она прекрасно играла на фортепиано, увлекалась «Beatles» и тяжелым роком и с легкостью срывалась в наши студенческие поездки по республике.

Видимо, в этой бесшабашной студенческой юности было что-то большее, чем просто рок-музыка или вечеринки, потому что наша дружба не прервалась, а наоборот, в течение лет и десятилетий лишь укрепилась.

Но, окончив университет, мы перестали видеться, потому что вскоре Кара уехала к себе, в Кировабад, где вышла замуж и родила сына. Ее ждала тяжелая судьба беженки из собственного дома, когда в 1988 или 1989 году начались армянские погромы. Толпа погромщиков не щадила никого, в том числе, и семьи Кары, которая жила с мужем-инвалидом и маленьким сыном. Им чудом удалось бежать. Спустя много лет Кара призналась мне, что не может говорить об этих событиях – эмоции зашкаливают. Тогда я попросил ее написать об этом.

Где-то в ее компьютере, наверно, сохранились эти записи. По тексту видно, что когда Кара описывала побег из дому, ей было невмоготу вспоминать те дни и изображать события и детали. Описание так и осталось незаконченным – травма была слишком велика.

А потом были годы, когда Кара, поселившись в Аштараке, на своих плечах тащила семью.

Некоторым иногда кажется, что журналистика – несложная работа: сиди себе дома, читай разные сайты и пиши свою аналитику. Ничего подобного! Кара зарабатывала на хлеб, ежедневно приезжая в Ереван из Аштарака с тяжеленной видеокамерой, чтобы подготовить несколько репортажей для аштаракского телевидения. Это был физический труд. Но она справилась, перешла на работу в Ереване, продолжая каждый день ездить на работу из Аштарака, а потом, когда скончался муж, перевезла сына в столицу.

Все это время мы не прекращали общения. Когда получалось, я подкидывал ей работу. Кара бралась за нее с готовностью. Она ездила в отдаленные деревни, откуда привозила репортажи и очерки, писала и о политике, и о жизни простых людей. А потом она приходила ко мне на работу или домой, и мы работали над текстами, «доводя» их до требуемой кондиции.

Последнее, что я делал 22 октября 2002 года перед тем, как на меня было покушение, было редактирование одной из наших совместных статей. Мы сидели у меня на работе перед компьютером, пили кофе, редактировали и переписывали текст Спустя пару месяцев наше общение снова прервалось на несколько лет, потому что я был вынужден уехать из Еревана. Но появился Скайп, и мы снова стали общаться, связываясь друг с другом, когда позволяли занятость и разница во времени.

Кара рассказывала о своих внуках, о жизни в Ереване, о планах на различные поездки, мы обсуждали армянский джаз, который она так любила (со временем увлечение рок-музыкой прошло, и ему на смену пришел джаз), сплетничали… Словом, это были обычные разговоры старых друзей.

А когда я вернулся в Ереван, мы снова стали встречаться и общаться – уже не по Скайпу.

За день до отъезда Кара позвонила мне и гордо сказала, что завтра наконец уезжает в Киликию.

Через пару дней пришло сообщение о том, что в Карсе она купила для моей коллекции сувенирную сову.

А еще через пару дней ее не стало…

И я теперь буду всегда ее помнить как многолетнего друга, с которым можно было часами говорить обо всем – и ни о чем. Но самих этих разговоров на этой земле у нас больше не будет.


(В ЖЖ она была kara_t)


  • 1
Дорогой Марк,
Мне очень жаль, что вы потеряли близкого человека. Не горюйте пожалуйста, вы её ещё встретите. Может быть даже ещё в этой жизни - если она решит так быстро родиться. Правда, тогда она будет из другого поколения.
Вы знаете, в момент смерти мы всегда сами решаем уходить или оставаться. Всегда очень хочется уходить. Обычно мы остаёмся, если мы не выполнили важные моменты, запланированные для этой конкретной жизни. Это могут быть поступки, знания, чувства и т.д. Если наше тело или мозг повреждены так, что не могут обеспечить завершения нашей миссии, мы уходим и переносим невыполненное задание в следующую жизнь. Это как переэкзаменовка. В следующей жизни, наряду с новыми предметами, пересдача того, от чего убежал/что недоучил/не успел в предыдущей. Если мы вообще ничего из запланированного не выполнили в этой жизни - мы как второгодники в следующей - жуём те же параграфы.
Думаю, что Кара сдала свой экзамен на ура и очень торопилась чтобы успеть на новую, потрясающе интересную, жизнь.

Спасибо! Но у меня есть небольшое несогласие. Я по своему собственному опыту знаю, что во время умирания мы боремся за то, чтобы остаться. Причем боремся, не участвуя в этой борьбе -- тело все делает само, без участия разума. Я дважды бывал в такой ситуации и, анализируя свои ощущения в эти моменты, пришел к такому выводу. Конечно, вы можете возразить, что если бы я хотел уйти, то и ушел бы. Но мы, к сожалению, не всегда властны над собой и над обстоятельствами.

Я не возражаю. У меня пока не было опыта умирания, и я вам верю. Я не имела в виду момент умирания, я имела в виду момент после наступления смерти. Если бы у вас была клиническая смерть - вы бы знали что у вас был выбор. Клиническая смерть может и длится всего несколько земных минут, но умершие и потом воскресшие знают, что время - понятие житейское; у них было время на анализ и дискуссию правильного выбора.
Я просто думаю, что пока мы в физическом теле, у нас доступ к универсальному банку информации очень ограниченный. В физической форме нам приходится выкручиваться приобретёнными крохами вселенского разума. Вам не пришлось решать самому. Торг был, значит, неуместен. Хотелось вам этого или нет, вам пришлось жить и вкалывать дальше - значит так надо. Возможно по той банальной причине, что мне, например полезно копаться в вашем архиве - я немного умнею - расту.
Конечно, мы не всегда властны над собой и над обстоятельствами, вернее, мы совсем не властны над собой и над обстоятельствами! Это очень хо-ро-шо!

эта дружба была. такие друзья - подарок судьбы. и это ценность. которая навсегда в сердце. не только рана от потери друга, но и бесценные воспоминания как бальзам.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account