Previous Entry Share Next Entry
Когда мне было 30 лет... Часть четвертая
50
markgrigorian
Продолжаю рассказ о 1988 годе, когда мне было тридцать лет.

Понимаю, что азербайджанским читателям иногда бывает нелегко читать эти записки, в которых я описываю, как видел и воспринимал мир в 1988 году. Но не писать об этом ведь было бы неправильно...

И если вы не увидели первых трех частей, то вот, пожалуйста, линки.

Часть первая. 1988 год. Первые карабахские митинги -- здесь
Часть вторая. 1988. Митинги как выражение гражданской позиции -- здесь
Часть третья. 1988. Крупные перемены -- здесь


А сейчас -- часть четвертая


1988. Нстацуйц, или сидячая забастовка

Но вернемся к началу лета – или, вернее, к концу весны.

Митинги на оперной площади стали повседневностью. Они проходили регулярно, собирая каждый раз от шести до десяти тысяч человек. На митингах люди получали информацию и обменивались мнениями. Сказанное на митинге немедленно становилось для многих ереванцев истиной в последней инстанции.

Телевидению перестали верить, однако каждая передача, проходившая по московским телеканалам, в которой говорилось об Армении, Азербайджане или Карабахе, смотрелась самым внимательнейшим образом, досконально обсуждалась и критиковалась как "плохая".

Редко когда общественное мнение оценивало передачу как "неплохую" и почти никогда как "хорошую".

Постепенно менялся адресат митингов. Если в феврале требования митингующих касались, главным образом, Москвы, центра, Кремля, ЦК КПСС, то с приближением лета адресатом все чаще становилось руководство Армении.

Логика была примерно такой: если Совет народных депутатов НКАО, в полном соответствии с законами СССР, обратился к Верховным советам Азербайджана и Армении с просьбой согласиться на переход из одной братской республики в другую, то почему Верховный совет Армении не рассматривает эту просьбу? Ведь это же соответствует законам?!

Надо ее рассмотреть и принять. А когда Армения ее примет, а Азербайджан, естественно, отклонит – тогда Москва выступит в роли арбитра, и посмотрим, что она решит.

Но в то же время, никакой уверенности, что Армения готова удовлетворить просьбу Карабаха, не было. Люди на митингах понимали: в Верховном совете было немало депутатов, готовых голосовать так, как им велят в ЦК партии. Армянский ЦК делает то, что скажут из Москвы. А столичное начальство против удовлетворения просьбы карабахских депутатов.

Но была почему-то уверенность: даже если Верховный совет Армении не согласится с просьбой Карабаха, это решение всегда можно будет переголосовать. Но зато народ увидит, кто из назначенных сверху "народных избранников" является антинациональным элементом, а кто действительно исполняет народную волю.

Обратите внимание, в первые месяцы карабахского движения Азербайджан не был даже адресатом митингов. Не было попытки завязать диалог – ни с официальным Баку, ни с демократическими силами или диссидентами Азербайджана. Вместо этого сначала добивались решения Москвы, а затем – тоже решения Москвы, но уже как ответ на действия официального Еревана.

Как объяснить это? Видимо, тем, что, с одной стороны, митингующие предполагали, что разговор все равно не получится. С другой – «о чем с ними говорить?» С третьей – между соседними республиками не было традиции общения на официальном уровне – все шло только через Москву, хотя на уровне простых людей контакты были, причем вполне дружеские. Часто заключались смешанные браки, армяне и азербайджанцы ездили друг другу в гости, жили по соседству, торговали – и вместе, и друг с другом… И, конечно, ругались и дрались. Как же без этого?

Но вернемся на оперную площадь.

Монотонное течение митингов нарушилось, если мне не изменяет память, в середине мая, когда группа студентов села на ступеньки оперного театра и заявила, что не встанет с места, пока Армения не примет официального решения и не удовлетворит просьбу Карабаха.

Число студентов на сидячей забастовке быстро росло, и вскоре их уже было около 200 человек.

Эта была очень неожиданная форма протеста, внесшая в протесты позитивную струю молодости и задора со светлой аурой. Вокруг сидевших на ступеньках оперного театра студентов стали собираться люди, к ним приходили барды и пели им свои песни, их навещали актеры, чтобы поговорить и развлечь, а музыканты приходили со своими инструментами, чтобы сыграть для них. Забастовщиков кормил весь Ереван – считалось хорошим тоном пойти на площадь, взяв из дома что-нибудь съестное, или хотя бы принести им термос с чаем или кофе.

По утрам, проходя на работу мимо оперной площади, я с умилением наблюдал, как ночевавшие там студенты с зубными щетками в руках выстраивались в очередь у фонтанчиков с питьевой водой, и как девочки подметали площадь. С большим, наверно, умилением рассказывали, как университетские преподаватели приходили к своим студентам, чтобы принять у них зачеты и экзамены прямо там же, на ступеньках оперы.

Сидячая забастовка стала редчайшим случаем в СССР, когда массовый протест достиг своей цели. Недавно назначенный на пост первого секретаря ЦК компартии Армении Сурен Арутюнян уступил требованиям митингующих и забастовщиков, и 15 июня Верховный совет Армянской ССР принял решение о включении Нагорного Карабаха в состав Армении.

Тот период – май-июнь 1988 года – и сейчас многие вспоминают как «время сидячей забастовки». Среди лидеров, выдвинувшихся в ходе этой студенческой акции протеста, оказались несколько человек, и сейчас играющих значительную роль в жизни Армении, ставших государственными деятелями, дипломатами, журналистами. Сидячая забастовка сыграла большую роль в их жизни, как и в жизни нескольких супружеских пар, романтические чувства которых родились там же, на оперной площади.

А для одного из студентов-филологов – Наири Унаняна – забастовка стала звездным часом. В следующий раз он появился на публике через 11 лет – 27 октября 1999 года, когда во главе вооруженной группы из пяти человек ворвался в зал заседания парламента. Его люди убили премьер-министра страны, председателя парламента, двух заместителей, нескольких депутатов и министра и спровоцировали глубочайший политический кризис, поставив под удар саму армянскую государственность. Унанян сейчас отбывает пожизненный срок в тюрьме недалеко от Еревана.


  • 1
Марк, для вас это было романтикой, а для нас в Баку это стало драмой, и наша бакинская драма стала как воронка на апшеронском пляже в которую занесло оба народа, наролам которым жить рядом, но ненавидеть друг друга ещё долго

Вот именно. Я пишу это еще и для того, чтобы спустя столько лет зафиксировать и этот факт. Сейчас-то я понимаю, какой драмой это обернулось для вас и для многих других людей, но тогда я и думал иначе, и видел мир несколько иным...

если живёт во мне ксенофобия, то родилась она тогда, когда вам было тридцать а мне тринадцать

Думаю, первая часть вашей фразы важна не менее второй. Вернее, я надеюсь на это.

Часть, которая пойдет вслед за этой покажет, как изменилось мое отношение к конфликту и к отношениям армян и азербайджанцев.

с интересом буду следить )

моя ксенофия старательно душилась мною, понимая что армяне что азербайджанцы дров конечно нарубили, а лес рубят щепки летят

два замечания по поводу воспоминаний, и по поводу коментария Армена:

События описанные в этой главе происходили после Сумгаита. О каком диалоге с Баку могла идти речь? Азербайджанцы для армян всегда были не кавказскими татарами как для русских, а советскими турками. Соответственно, учитывая всю боль Геноцида, которая произошла не менее 100 лет назад, отношения к азербайджанцам всегда было мягко говоря не блестящим. Сумгаит был как доказательство к аксиоме, турки есть турки и говорить с Баку было не о чем. Это сейчас, когда Армения и Азербайджан это два "независимых" государства, руководству обеих республик и народам, следует подумать как бы наладить диалог и перешагнуть через прошлое. А в мае 1988, в составе СССР говорить с Азербайджаном было совершенно бессмысленно и нереально.

Теперь о драме в Баку. Опять же, после Сумгаита стало понятно что у армян тысячи заложников в Азербайджане и что с ними цацкаться не будут. И было принято бессердечное, но политически оправданное решение не поддаваться шантажу, потому что на том этапе уже было ясно, что потеря Карабаха повлечет за собой потерю Армении как государства.

Я часто слышу в наши дни, не надо было вообще затевать все это с Карабахом. Но люди которые так выражаются не понимают что это и идентичние события в других частях света происходят спонтанно, в результате назревшей потребности. Это не была прихоть Игоря Мурадяна или комитета Карабах или Зория Балаяна или кого-то еще. Оно бы произошло в любом случае. Как говорится 1ая мировая война началась с убийства эрцгерцога Ферди, но он был всего лишь поводом.

Между прочим, сам Мурадян говорит, что все было подстроено Москвой, начиная с выселения азербайджанцев из Кафанского района. С чем лично я не соласен. Конечно, в Москве были силы, которые подогревали конфликт в своих интересах, но не верю я в эти конспирологические теории.

Edited at 2013-11-21 10:14 am (UTC)

Да. В анализах Игоря Мурадяна фактор заговоров и управления "сверху" играет важную роль. И я в конспирологию тоже не очень...

Я не читала Мурадяна

Но от всех событий того времени (и, что важнее, последующих, уже в России),
остается впечатление, что они подогревались, провоцировались и т.п.,
специалистами из Москвы.
Пару лет назад Митрофанов (бывший ЛДПР) рассказывал, что в юности
слышал рассуждения в московской элите о желании избавиться от
неславянских республик. Мне показалось, что правду он говорил.

Re: Я не читала Мурадяна

Может быть, в какой-то периферийной части элиты так и говорили. Но действовали совершенно противоположным образом. А важнее то, как действовали.

Да, действовали противоположно

Но до поры, до времени, видимо.
В конце 80-х говорили одно, а действовали пр-другому.
Горбачев полунамеками обещал поддержку
и Армении, и Азербайджану, тем самым повышая градус.
А всего мы вообще не знаем...

Re: Да, действовали противоположно

А все и не нужно знать. Есть факторы более значимые, есть менее значимые. И достаточно знать важные и крупные факторы. Детали часто бывают неважны. Да, они добавляют красок и ощущения реальности, но это всего лишь детали...

Re: Я не читала Мурадяна

Может быть, в какой-то периферийной части элиты так и говорили. Но действовали совершенно противоположным образом. А важнее все-таки то, как действовали.

Я не буду спорить с вашей точкой зрения, потому что это всего-навсего точка зрения. Также, как и моя -- не более и не менее. Скажу только, что в 1988 году Армении как государства не было. И в те дни разговоры о независимости только-только начинались, да и то очень робко и неуверенно.

И если говорить о заложниках, то 200 тысяч азербайджанцев жили в Армении. Ситуация была очень напряженной и очень сложной.

Дорогой Марк, я ценю стремление быть обьективным и смотреть на вещи с точки зрения противной стороны. Но не надо становится жертвой полит-корректности. Азербайджанцев "ушли" из Армении, выгнали. Естественно это был акт насилия, и когда тебя выкидывают из собственного дома, где бы этот дом не был, это жестоко. Но! слово заложник имеет четкое определение.
Никогда, ни в каком контексте будь то на индивидуальном или организованном уровне вопрос в Армении не ставился - отдайте нам Карабах а то мы убьем, изнасилуем, изобьем прутьями азербайджанцев в Армении. Они никогда не были заложниками и нельзя ставить на одну бочку два совершенно разных явления. Назови это депортацией, изгнанием, но никак не заложниками. Это все равно что называть события в Ходжалы геноцидом, и это недопустимо.

Строго говоря, это была взаимная этническая чистка или "обмен населением". В отличие от других случаем обмена населением, как, например, в случае с турками и греками в 1923 году, он происходил стихийно, а не организованно (турко-греческий обмен был санкционирован Лозаннским договором).

Я не готов утверждать, что в Азербайджане вопрос ставился так, как вы говорите. Потому что если бы так было, то кто-то в армянской стороне должен был быть в курсе, правда?

http://en.wikipedia.org/wiki/Sumgait_pogrom
опять же Википедия, но там ссылки есть на конкретные случаи. Даже Томас Ваал, хороший журналист, который умеет подавать правду с нужным соусом, не отрицает что армянское населения оказалось в заложниках, а страшные сказки ходячие по Азербайджану были провокацией на официальном уровне.
Но если ты помнишь, чаще всего предложение (угроза) отказаться от Карабаха из-за безопасности бакинских армян шла от русских партийных аппаратчиков. У меня нет фактов, но я затрудняюсь представить, что они ехали в Азербайджан и призывали отказаться от Карабаха, а то азербайджанцев живущих в Армении подвергнут погромам и варварским публичным убийствам.

After the claims of unification of Nagorno-Karabakh with Armenia were voiced by the Armenians the Azeris also launched counter-protests in Baku and elsewhere and strenuously objected to any alteration to their territory. Strong anti-Armenian sentiments began to be voiced: in response to the demands of Armenians the Azerbaijanis threatened to employ physical violence. These threats were made not only by ordinary Azerbaijanis but also by state officials. On 14 Feb. 1988 the head of the department of Central Committee of the Communist Party of Azerbaijan Asadov announced publicly, “a hundred thousand Azerbaijanis are ready to storm Artsakh (Karabakh) at any time and organize a slaughter there.”[19]
On February 26 several minor rallies took place on the central Lenin Square of Sumgait. On the streets the issue of Karabakh was discussed incessantly and many Azeris aligned with the government's stance on Karabakh. In these rallies there were explicit calls for violence against Armenians and for their expulsion from Azerbaijan. Another factor that contributed to anti-Armenian sentiments were the Azerbaijani refugees who had fled Armenia (the largely Azeri populated towns of Armenian Kapan and Masis) and were relocated to Baku and Sumgait by that time.[20] At the same time under the guise of ‘refugees from Kapan’ there were also provocateurs which, for the purpose of igniting the crowd, were telling stories of murders and violence supposedly carried out by Armenians against the Azerbaijanis, which however were not verified.[21][22][23][23] According to Kulish and Melikov, one of the provocateurs claimed his family was brutally murdered by Armenians, while the further investigation revealed that he was not even a resident of Kapan as he had claimed but a criminal convicted for multiple times.[24][25] Zardusht Ali-Zade, who took active participation in the social and political life of Azerbaijan from 1988-1989 and was one of the founders of Azerbaijani Popular Front, visited Sumgait 10 days after the pogrom and met with the workers of the aluminium factory who reported seeing “strange, not local young men who were igniting the crowd.”[26] Baku’s local Party leader Fuad Musayev, who was called back to Baku because of the unrest, stated in the interview given to Thomas de Waal, “Someone was provoking them, propaganda work was going on.”[27] The actual picture of the refugees and provocateurs during these events however remains obscure.

Нет, конечно, партаппаратчики такого не делали. Это верно. И под напором фактов сдаюсь.

Ваша запись была переопубликована на сайте www.blognews.am. Спасибо

  • 1
?

Log in