Previous Entry Share Next Entry
Angel. Старый текст и новые фотографии
50
markgrigorian
Фото -- результат прогулки по одной из лондонских барахолок в районе Angel. Я был там в субботу. Это очень "европейский" район Лондона, где можно расслабленно гулять, где масса ресторанчиков и забегаловок, и где по выходным собирается небольшая барахолка.



Но это сейчас она небольшая -- Портобелло роуд пользуется значительно большим спросом и у туристов, и у продавцов своего товара. Нет уже лавчонок, торгующих всякой мелочью -- вместо них появились магазинчики с винтажной одеждой или кафешки, в которых можно посидеть, глядя на прохожих.

Когда я впервые случайно оказался здесь, она поразила меня размерами и богатством выбора.

Тогда я и написал этот восторженный текст, воспевающий барахолку у Angel.

А сопровождают его фотографии, сделанные через десять лет.

Angel

Представьте бабушкину шкатулку, где масса волшебных сверкающих сокровищ: цепочки, бусы, ножнички, разноцветные пуговицы, какие-то щипчики, что-то перламутровое, и все блестит, переливается и манит. А теперь представьте, что таких шкатулок огромное количество. Их содержимое вывалили на столы, полки, прилавки и лотки. А вокруг ходят взрослые люди, разглядывают, трогают, выбирают, и покупают сокровища нашего детства.

Это одна из лондонских барахолок, находящаяся рядом со станцией метро Angel. Барахолка – это ряд магазинчиков, расположенных на кривых узких улочках старого города; лавки, да и просто столы, расставленные на тротуарах.



Чего только здесь нет! Старые тряпичные куклы с шерстяными волосами и нарисованными лицами, фарфоровый Белый Кролик, как будто только что сошедший со страниц «Алисы в стране чудес». А вот и сама Алиса – тоже фарфоровая, с длинной шеей и коротенькими ручками. Видимо, в этой части рынка собраны изделия из стекла – чуть дальше тарелки, старомодные чашечки, а вот еще фигурки: английские бульдоги, а вот карикатуры: Черчилль, похожий на бульдога с большой сигарой в руке, королева, обнимающая Тони Блэра...

Выйти скорей из этой лавки – и в соседнюю.

Здесь прямо у входа на столе лежит кипа фотографий второй половины девятнадцатого века. Целая груда фотографий. Вот взявшись за руки стоит пара молодоженов. А на другом фото целая семья: они специально приоделись по такому случаю, серьезно смотрят в объектив, а дети прониклись значимостью момента и стараются не моргать. Еще фотография: на подушке сидит дите неизвестного пола в штанишках с оборками.

С наклеенных на картон фотографий на нас смотрят люди, которых нет. Мы не знаем их имен, от нас скрыты их радости и трагедии, у них нет прошлого, настоящего и будущего. Они – черно-белые лица на фотографической бумаге. А рядом с ними – письма и открытки позапрошлого века, написанные неизвестно кем. «Дорогая Энн, эта открытка – просто для того, чтобы поздравить тебя с днем рожденья. Твой Майк». Какие чувства скрыты за этими строками?! И можно гадать, стоя у прилавка: встретились ли Энн и Майк, вышла ли она за него замуж, или его любовь осталась без ответа. А если так, то что было потом? Наверно, он утешился и женился на другой. Хотя нам этого, скорее всего, никогда не узнать.



Продаются здесь и ключи. Старые и очень старые. Большие, маленькие, заржавевшие от времени и кем-то вычищенные. Это – ключи от замков, которых нет.

Рядом с прилавком стоит типичный англичанин: высокий, худой, в клетчатой кепке, клетчатом пиджаке и серых брюках. На шею накинут бордовый шарф, а в руке у него... Конечно же трубка. Он внимательно разглядывает ключи, перебирает их, как будто хочет найти ключ от какого-то одному ему известного замка.

Но я не стал ждать, найдет он нужный ему ключ, а отправился дальше.



Вилки, вилочки, с тремя зубчиками, или с двумя, но очень длинными. Вперемешку с ними – ножи: с зазубринами на лезвии и без зазубрин. Прямые и кривые, обыкновенные и совершенно непонятные. Кривые и кривоватые, острые и тупые, серебряные и мельхиоровые. А ручки у них – металлические и перламутровые, из слоновой кости и пластмассы. А ложки... они так разнообразны, что лучше о них и не говорить.

Дальше, дальше.



Дверные ручки, мясорубки, подсвечники, балетные туфельки-пуанты, какие-то допотопные кисейные платья, плюмажи, короны. «Marvellous» – тянет пожилая англичанка и в восхищении встает с инвалидной коляски, на которой ее возила молодая женщина с волосами, окрашенными в красный и зеленый цвета.

А за коронами – бинокли, лупы, часы, барометры, бижутерия, модная в тридцатых годах, патефоны, рюмки, солонки... Так и хочется крикнуть: «Ну когда же все это кончится!»



К сожалению, рано или поздно, все кончается. Все, кроме воспоминаний.





Есть на этом рынке один китайский магазинчик, где всегда можно купить статуэтку председателя Мао. И не одну.



А если вам больше по душе другой диктатор, то у вас есть выбор!



А вот что я писал (и что фотографировал) на этой же барахолке 4 года назад. Жмите!

А здесь -- мои предыдущие записи про базары в разных городах мира.

  • 1
(Deleted comment)
  • 1
?

Log in