Previous Entry Share Next Entry
Jesus Christ Superstar
50
markgrigorian
В пятницу я был на премьере Jesus Christ Superstar в лондонском О2.

Постановка была потрясающей. Фееричной! Стоило, честное слово, ждать сорок лет (с того времени, когда я впервые услышал Jesus Christ Superstar и немедленно увлекся прошло ровно сорок лет), чтобы ее увидеть.

Вернувшись домой, я немедленно начал писать. Мне очень хотелось дописать быстрее... Но не вышло. Эмоции захлестывали. Захлестывают они и сейчас. Наверно, поэтому текст продвигается медленно, с трудом преодолевая заслон чувств.

И прежде чем представить на ваш суд первую часть своей -- пока еще незаконченной -- вещи, если можно, напомню: я не пишу рассказы. Я пишу истории.

И дам-ка я этой истории рабочее название:


Jesus Christ Superstar. Мой личный конфликт поколений

Учительница черчения была женщиной странной. Дети называли ее «гиж» – сумасшедшая. И отчаянно трусили, когда старая фронтовичка выходила из себя. Она металась по классу, кричала, глаза ее становились бешеными, седые волосы разлетались…

Гул, неизбежно стоявший в классе во время урока черчения, прекращался, все замирали. Но ненадолго. Как только учительница успокаивалась, ученики снова начинали шуметь, гул в классе перерастал в шум, парты снова ходили ходуном. И так – до следующего взрыва.

К 9 мая учительница черчения приходила в школу в темном старомодном мужском пиджаке, на котором в несколько рядов блестели боевые медали и ордена. Их было даже больше, чем у военрука. В такие дни ее уважали, хотя на поведении во время уроков это почти не отражалось.

Уроки черчения мы не любили, таскать с собой деревянный ящичек, в который складывались листы бумаги, карандаши, резинки, линейки и готовальни, не хотелось, вычерчивать третью проекцию гайки по первым двум было скучно.

Последним прибежищем и важнейшим инструментом учительницы был классный журнал. Вернее, даже не сам журнал, а оценки, которые она выставляла. Недрогнувшей рукой ставила она двойки не только более или менее привычным к неудовлетворительным оценкам троечникам, но даже и записным отличникам.

Но в классе было три ученика, которым она прощала многое. Одним из них был пионерский и затем комсомольский активист, член всевозможных советов и комитетов, вторым – сын известного в республике инженера-строителя, а третьим – внук знаменитого архитектора.

Как вы, наверно, уже поняли, третьим был я.

Курс черчения заканчивался в восьмом классе, и с наступлением летних каникул большая часть класса с облегчением избавилась от скучных уроков и необходимости носить в школу ящички с чертежными принадлежностями. Нам троим, однако, почему-то предстояло «отработать» свои пятерки. Для этого нам нужно было сделать по одному большому чертежу на целом ватманском листе. Что именно будет на этом чертеже, оставалось на наше усмотрение.

Можно было бы, наверно, взять учебник, скопировать из него чертеж какого-нибудь станка или несложного мотора, сдать и забыть. Но моя творческая натура изо всех своих четырнадцатилетних сил этому противилась. Скучная, тоскливая и унылая перспектива вычерчивания деталей, из которых состоит токарный станок явно была не по мне.

На помощь мне пришла дедовская библиотека. У деда было несколько книг из серии Documenti di architettura armena. Эти красочные, снабженные большим количеством прекрасных фотографий альбомы издавались с начала семидесятых в Италии. Каждая из книг посвящалась одному из крупных и известных монастырских комплексов, а в конце помещались архитектурные обмеры того или иного монастырского комплекса.

Эти обмеры были сделаны очень красиво. Мое воображение поражали четкие линии, ясность форм, отчетливость и законченность этих чертежей – был виден каждый камень, вычерчена буквально каждая черепичка на крыше, каждый завиток каменных украшений.

Словом, я решил не искать легких путей и скопировать один из этих чертежей. Полистав альбомы, я выбрал южный фасад ахпатского комплекса.

И началась работа. Расстелив на низеньком столе принесенный дедом с работы ватман, я занялся кропотливым многодневным копированием чертежа, штангенциркулем измеряя каждую черточку и перенося их на свою постепенно оформляющуюся копию. А чтобы было веселей работать, я включал на маленьком родительском магнитофоне «Мрия» рок-оперу Jesus Christ Superstar.

* * *

Огромный двадцатитысячный лондонский зал О2 был полон – билеты были распроданы за несколько месяцев до премьеры. Сцена представляла собой лестницу, по обе стороны которой в подобиях металлических клеток устроились музыканты. На заднике ярко светилась большая пятиконечная звезда, сложенная из кусочков разноцветной мозаики. Эту звезду задолго до премьеры можно было видеть повсюду: на больших рекламных щитах в метро, на странице газет, на телеэкранах и, конечно, в интернете.

Звезда, сверкающая всеми цветами радуги, конечно, символизировала «суперстар».

В зале погас свет, звезда исчезла и на ее месте появился большой телеэкран, с которого ведущая теленовостей стала громко и даже немного агрессивно рассказывать о захвате группой молодежи Нью-Йоркской Уолл-стрит и аналогичном захвате значимых мест в разных странах мира. На сцене, как по мановению волшебной палочки, вдруг расцвели палатки, вокруг которых лагерем расположись молодые люди. Кто-то зажег костер и стал согревать руки над его пламенем.

Из-за голоса телеведущей стали пробиваться первые такты увертюры Jesus Christ Superstar. Представление началось.

Иисус и его ученики были представлены как та самая левацки настроенная молодежь, которая в прошлом году оккупировала Уолл-стрит. По ходу увертюры группки, сидевшие вокруг палаток стали постепенно собираться вокруг главаря, что-то вещавшего. Наконец, возле него собрались почти все, кроме парня с растаманскими дредами и арабским платком вокруг шеи. Это и был Иуда.

Когда он начал петь, на заднике появилось его лицо крупным планом. Так, по ходу спектакля задник-экран работал как продолжение сцены, когда на нем оказывались фотографии разных зданий, или когда оператор снимал сцену-лестницу снизу вверх, так, что она как бы продолжалась на экране, создавая эффект обратной перспективы, как на средневековых фресках и миниатюрах.

А иногда экран работал, как… экран, показывая певцов крупным планом, или вдруг создавая эффект огромного телевизора, который живет как бы своей собственной жизнью.

Это было чрезвычайно красочно. Это был настоящий Jesus Christ Superstar! Правда, без Иана Гиллана в главной роли, но он сейчас и не потянул бы эту роль. Зато ее пел Бен Форстер – и пел прекрасно!

Я слушал сцену за сценой, арию за арией и меня не отпускала мысль, что впервые в жизни вижу на сцене эту вещь, которую мы называли рок-оперой, а в том далеком и недостижимом для меня мире, где Jesus Christ Superstar шел в театрах каждый день, его считали мюзиклом, который был, как здесь говорится, not cool – то есть, недостаточно крутым.

Когда я слушал Jesus Christ Superstar на магнитофоне «Мрия», копируя чертеж фасада Ахпата, мне было 14 лет. Сейчас мне 54. Прошло ровно сорок лет. Это жизнь целого поколения, в которую вошли распад социалистической системы, развал СССР, несколько афганских войн… Собственно, ведь Jesus Christ Superstar сыграл некоторую роль в падении Советского Союза тем, что учил нас внутренней свободе, прорывался через атеистический заслон упрощенным и неканоническим пересказом событий последней недели жизни Христа.

Я смотрел на сцену, где разворачивалось потрясающее зрелище, где знакомые с детства слова пели люди другого поколения, и думал о том 14-летнем мальчике, который мечтал когда-либо хоть одним глазком увидеть Jesus Christ Superstar. И вот он, спустя сорок лет, =сидит в лондонском О2 – с полуседой бородой.

(Окончание истории -- здесь)

  • 1
Знаете на что обратил внимание? На идею проекции. Как вы переносите сначала карандашем гайку, потом фасад Ахпата на ватман, потом откидываете на экран в театре то что придумано, и то что случалось на самом деле, а потом как вы проецируете мальчишку свозь время, и находите опять же мальчишку. Пусть с полуседой бородой. И всё это под музыку...
Интересно... тут есть и о чём подумать, но мне кажется вы эту историю ещё перепишете. Но, в любом случае, спасибо!

Спасибо большое!

Эта история еще будет продолжаться. Не хочу сейчас говорить, как именно (хотя кусочек у меня уже написан), но там будут еще проекции :))


Хорошая история...

Спасибо! Это еще не все. Сегодня будет продолжение.

а кто пел арию Марии Магдалины? уж очень она за живое берет

Пела Melanie C -- она из Spice Girls.

Спасибо! Люблю я такие истории.

Вам спасибо!

Эта история еще продолжится. У меня уже кое-что заготовлено.

Jesus Christ Superstar произвел на меня огромное впечатление в свое время. Мне искренне жаль, что Гиллан не согласился играть Иисуса в фильме. И фильм, и сам Иэн от этого много потеряли. Иуда, напротив, глянется больше в кино.
Учительницы по черчению -- неиссякаемый источник вдохновения для разного рода мемуаров. У меня тоже была очень странная учительница. Замечательная, но очень странная. :)
Рада, что ваша мечта сбылась. Спасибо, что поделились.

История еще будет иметь свое продолжение. Это только первая ее часть. Правда, я пока не знаю, будет еще одна часть, или две.

И помню, как мне было обидно, что Гиллан не сыграл в фильме Иисуса. А что касается Иуды, то он музыкально ярче Иисуса.

Когда я попал "на запад", в далеком 93м году, первая "необязательная" (не еда или билет на автобус) вещь, которую я купил была кассета этой рок оперы. Сейчас и ДВД конечно есть. Когда-то я смотрел Бродвейский вариант, где часть персонажей носит ССовскую форму - совершенно не понравилось, ничего общего.

Очень надеюсь увидеть лондонскую постановку, особенно после Вашего описания :)

Будет и у меня о том, как я впервые попал на Запад и как при этом хотел купить диск Jesus Christ Superstar.

Прекрасный рассказ, Марк.

В каждом из взрослых дяденек с седой бородой живет мальчишка. Мне почему-то кажется, что девчонок в тетеньках меньше, они как-то окончательно вырастают, что-ли.

Я тоже конечно-же обожал Jesus Christ Superstar. Наизусть знал многие арии. Помню, как услышал в первый раз. Но и во мне живет мальчишка. Я не пойду никогда слушать Иисуса без Гилана :)

Re: Прекрасный рассказ, Марк.

Я совершенно не жалею о том, что сходил на этот спектакль. Но у рассказа будет продолжение. У меня еще осталась пара сюжетных линий, которые надо довести до конца.

А чертёж-то получился? Просто сначала погружаешься в чей-то мир, а потом, оказывается, неизвестно, что было дальше )

Мне кажется, получился, но точно сказать не могу -- я его больше не видел... Но я был очень доволен тем, какой он у меня вышел -- это я отчетливо помню.

Մարկ ջան, սրտիցս խոսեցիր!!! :)
Наверно, у очень многих из нас JCS запечатлелся как что-то из ряда вон выходящее. У меня своя история - мы с двоюродным братом клеили обои у них дома, и все это время мюзикл прерывался только на перемотку обратно. Весь день!! Это был примерно 1990-91.
А мой запас английского в свое время (те же годы) наполовину состоял из его либретто (вторая половина - то, что в школе прошел): я дважды (!) набирал его на компьютере для распечатки - на ДВК-3 и на невсовместимом с ним IBM. Переписывал с какой-то чудом к нам попавшей ксерокопии, старался повторить даже особенности шрифта - ну прямо монах-переписчик!
А желтый дубль-диск, вдруг появившийся в магазине у дома радио - какой это было ценностью! До сих пор слушаю - этим летом был последний раз, на даче, куда "списали" проигрыватель со всем виниловым "богатством" :)
А году в 1994-95 я даже задал вопрос в клубе: "Вряд ли вы видели человека по имени Брайан Мюррей, да и имя это, скорее всего, вам незнакомо. Но вы наверняка слышали, как он считает до 39. А что он отсчитывает?". Как я и ожидал, после зачтения ответа невзявшие команды хватались за голову - ведь слышали и помнили!

Лев, этот рассказ еще не закончился. У него еще будет продолжение. Но я рад, что он напоминает о многом. Это же здорово!

свобода говорите!?
в наше время уже был от эренный перевод
современный ещё красноречивее

(Superstar в переводе Кирилла Сухомлинова)


На тебя смотрю и не пойму одного -
Для чего ты все затеял, ради чего.
Ты и сам, быть может, не предвидел всего.
Выбор твой или бытие тех дней таково?
Если б подождал ты два десятка столетий -
Мы бы зажигали на ТВ и в Интернете.

Не вини меня –
Помоги понять.

Иисус, Иисус,
Твой по плечу ли нелегкий груз?
Иисус-Сверхзвезда,
Царство настанет твое когда?

Сколько вас – вожди, пророки, и божества,
Об основах бизнеса вы знали едва.
Хоть кого озолотит божественный дар –
Лишь добавь солидный бренд и грамотный пиар.
И выходит, что в тебя я верил недаром –
Станет даже смерть твоя раскрученным товаром.

Не вини меня –
Помоги понять.

Иисус, Иисус,
Твой по плечу ли нелегкий груз?
Иисус-Сверхзвезда,
Царство настанет твое когда?

Я помню, как один из московских театров в первой половине 80-х что-то такое пел. Но для меня этот текст существует только по-английски. Надеюсь, вы меня поймете.

Дети называли ее «гиж»

Интересно, что это слово ("гидж" на азербайджанском, "гижи" на грузинском), имеет одинаковое значение во всех южно-кавказских языках. )))

Да, так оно и есть. Не удивлюсь, если окажется, что оно персидского или тюркского происхождения.

!!!!!!!!!!
...просто слов нет!.... )))
Очень хороший рассказ! Марк, рада за тебя!

Спасибо! Я только что поставил продолжение.

А я как-то через арию Ирода выражал протест попыткам насаждения христианства.

А посмотрите, что в продолжении про эту арию :)

Ух, сколько всего и мне сразу вспомнилось!
Но я пока сдержусь, прочту сначала вторую часть.
Благо мне не надо, как всем остальным, ждать до завтра.
Завтра уже наступило :)

"Завтра уже наступило!"

Кстати, я сейчас поставлю сюда линк ко второй части...

  • 1
?

Log in