Previous Entry Share Next Entry
Журналистская этика и жанр доноса
50
markgrigorian
Под катом -- немного размышлений, навеянных авторской колонкой Ара Тадевосяна на сайте mediamax.am

Эти размышления о доносе как о жанре постсоветской журналистики и о журналистской этике.
 


В Армении в полном разгаре предвыборная кампания. Избирать в начале мая будут депутатов парламента. Обычно предвыборная пора -- самая напряженная: страсти кипят, политика полностью овладевает умами, сердцами и кошельками всех вовлеченных в выборный процесс.

Естественно, выборы не могут оставить в стороне журналистов, причем во всех возможных ролях: и кандидатов в депутаты, и как членов их команд, и, представьте, даже как профессионалов, освещающих предвыборную кампанию и, собственно, голосование. Издания, в которых работают журналисты, тоже обычно бывают пристрастны -- но это другая история. 

Итак, один из редакторов общественного телевидения решил баллотироваться в депутаты. А один из его бывших подчиненных, перешедший в газету, поддерживающую оппозицию, против его избрания. Причины мне не известны. Может быть, личная неприязнь, а может, его газета поддерживает соперника бывшего босса. А может, и то, и другое, и даже что-то третье. Словом, журналист написал статью, в которой рассказывает, каким плохим редактором тот был и как он душил свободу слова во вврененной ему редакции.

Следовательно, согласно логике статьи, голосовать нужно против этого человека.

С одной стороны, вроде, обычная предвыборная статья -- каждый имеет право агитировать за или против кандидатов. Но вокруг этой статьи возникли дебаты, причем главными вопросами были: правильно ли (нужно ли, можно ли) выносить на люди журналистскую кухню, насколько этично написание статьи, в которой раскрываются детали взаимоотношений между редактором и журналистом.

Я прочитал эту статью. И оказалось, что я не готов признать ее вполне журналистской. Это, скорее, донос, а не статья. Справедливость ради давайте подчеркнем: автор, скорее всего, искренне не понимает, что написал донос, так как в постсоветской журналистике действительно встречаются статьи, которые я бы объединил в жанр доноса. У меня даже копится небольшой массив таких материалов, которые я собираюсь использовать как примеры в будущих тренингах или публикациях. 

Вкратце: что определяет этот жанр?

Во-первых, личная направленность. Смысл подобного материала примерно таков: имярек – плохой человек, потому что он то и дело поступал плохо: и бабушку через дорогу не перевел, и план по сдаче металлолома не выполнил, и вообще, его сосед взял в долг у двоюродной сестры подруги знакомой моей племянницы двадцать долларов и не вернул. Доносы были приемлемым жанром в советское время, когда партийные руководители давали приказ очернить кого-либо. 

Суть обвинений не очень важна. Да и пишут о вещах малопонятных и простому читателю, в общем, безразличных. Читатель не знает, хотела ли вообще "та самая" бабушка перейти через дорогу, собирал ли герой публикации металлолом, и какое отношение имеет к нему двадцатидолларовый долг. Главное – вызвать у читателей негативные эмоции, прикрепляющие на имярека ярлык "плохого парня".

Есть и другой аспект: такие статьи пишутся для узкого круга "понимающих". Хотя совершенно неясно, зачем "понимающим" эта информация (или, вернее, эти эмоции автора) -- ведь они и так все понимают. 

Я, естественно, не хочу сказать, что любой разоблачительный материал является доносом. Просто они должны писаться иначе.  

Во-первых, нужны факты и события покрупнее, чем сдача металлолома. Во-вторых, эти факты должны быть подтверждены. В-третьих, нужно показать, в чем значимость этих фактов, то есть почему общественность должна знать о плохом поступке героя публикации. Может, действительно, этот человек набрал большое количество взяток, наживался на просроченных продуктах питания или лекарствах, или еще что-то... 

И самое главное: нужно дать ему право ответить на обвинения. Даже не просто "дать право", а предложить ему возможность ответить. 

Давайте будем откровенны: донос – даже в случае, если мы признаем его как жанр постсоветской журналистики – по существу своему вне этики. И журналистской, и вообще. Поэтому я не готов говорить об "этичности" доноса.

Что же касается разговора о журналистской этике в Армении, то он, конечно, необходим. Правда, Ереванский пресс-клуб еще в 2007 году сформировал некий наблюдательный совет по этике, но этот совет принял всего 28 решений – с 2007 года по сей день. Такая продуктивность, как мне кажется, не соответствует масштабу проблемы. 

Что же касается "выноса сора из избы", то во всем мире сейчас применяется такая практика: когда на работу поступает новый сотрудник, в том числе, и сотрудник средства массовой информации, в контракте оговаривается, что он не имеет права разглашать деталей "внутренней кухни" своей организации, в том числе, после того, как уйдет с работы.

Другое дело, конечно, когда сотрудник (действующий, или бывший) намеренно идет на раскрытие каких-то деталей, имеющих важное общественное значение. В таких случаях он, конечно, с формальной точки зрения нарушает контракт, но это оправдывается тем, что он фактически помогает обществу разрешить стоящую перед ним важную задачу. Например, в борьбе с коррупцией. 

Честное слово, я не знаю, какую общественно важную задачу решает журналист, пишущий статью о том, что, дескать, его прежний редактор был на самом деле не редактором, а гонителем свободы слова, и поэтому его нельзя выбирать в парламент. 

И уж совсем в качестве постскриптума скажу, что, к сожалению, жанр публичного доноса довольно распространен в блогосфере. Может, потому что считается, что блогосфера пространство личное, допускающее (или даже поощряющее) домыслы и сплетни?

А еще, может, потому что доносы – жанр безответственный? Сказал, обвинил – и в кусты. А ты тот, кого облили грязью, должен потом доказывать, что он не верблюд. И пусть даже он докажет. Но "осадок-то останется"... А это именно то, чего добивался автор доноса. 

  • 1
Марк, совершенно с Вами согласен. Включая конкретно эту статью. Читал и недоумевал...

Мне важен был ваш комментарий, Арамазд. Спасибо.

Ваша запись была переопубликована на сайте www.Blognews.am. Спасибо!

В идеале если есть хороший годный суд (как в Британии) то этика шметика вообще не нужна. Суд и свободный рынок, вот главные регуляторы

Хорошо. Но чем руководствуется суд? Конечно, законами и прецедентами. А как возникают законы? Сначала общество приходит к пониманию, что что-то "неправильно" -- это как раз и есть "этика-шметика". После того, как общество понимает, что что-то неправильно, законодатели вступают в дело и пишут закон. И все должны полчиняться закону, выросшему как раз из "шметики". Вот так оно и получается...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account