Previous Entry Share Next Entry
Суд отказался снять с репертуара Большого оперу Глинки
50
markgrigorian
Это будет посильнее истории с Бхавагат Гитой, которую Томская прокуратура упорно хочет признать экстремистской.

Суд отказался снять с репертуара Большого оперу Глинки

Тверской суд Москвы отклонил иск москвички Светланы Ворониной, просившей обязать Большой театр снять с репертуара оперу "Руслан и Людмила" в постановке Дмитрия Чернякова.

Зрительница, подавшая иск, считает, что спектакль спектакль "был изощренным психологическим экспериментом над зрителями, глумлением над композитором Глинкой и его оперой, всей русской культурой, очернением образа русского человека".

"Декорации на сцене, костюмы, телодвижения и возгласы певцов - все навязывало прямые ассоциации с пьяным похотливым разгулом", - указала Воронина в иске.

В связи с этим, она просила суд обязать Большой театр прекратить показывать оперу "Руслан и Людмила" в такой постановке, возместить ей миллион рублей морального вреда, а также предоставить билет на классический спектакль.

  • 1
а хорошо :-)

интересно, а они Библию не хотят признать экстремисткой литературой. А то там тоже можно найти "признаки разжигания религиозной ненависти, унижения достоинства человека по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии"

Если можно -- значит, найдут. Особенно в версии Гедеона :)

а почему нет если уж в этом нашли....
То, о чем должно быть сказано
Гюнтер Грасс
(перевод с нем. Майнат Абдулаева)

Почему я молчу, зачем так долго замалчиваю
То, что и так очевидно и репетируется давно
в планах-играх, в конце которых
мы все, если выживем, превратимся в какие-то безмолвные скобки?
Это присвоенное самими себе право на упреждающий удар,
который может стереть с лица земли
покоренный неким хулиганом и
вынуждаемый к организованным ликованиям
иранский народ только потому, что
его власти якобы владеют атомной бомбой.

Но только почему я запрещаю себе
называть по имени ту, другую страну,
которая вот уже много лет, – хоть и тайно, -
но все-таки владеет изо дня в день нарастающим
ядерным потенциалом,
никем не контролируемым, потому что
никакого контроля она не допускает?
Всеобщее умалчивание фактов,
которому и мое молчание покорилось,
я воспринимаю, как тяжеловесную ложь
и ограничения, угрожающие наказанием,
как только это молчание будет нарушено,
потому что вердикт „антисемитизм“ наготове.

Но теперь, когда из моей страны,
которую день изо дня настигают ее собственные преступления,
которые невозможно ни с чем сравнить,
и из-за которых ей все время приходится отвечать,
под натянутой на проворные губы
маской „искупления вины“,
но на деле исключительно из-за выгоды,
поставляется в Израиль очередная подводная лодка,
чья задача состоит в том, чтобы умело направить
всеуничтожащие боеголовки туда,
где даже существование одной-единственной
атомной бомбы не доказано,
я говорю то, что должно быть сказано.

Но почему я молчал до сих пор?
Потому что считал, что мое происхождение,
скованное никогда не исправимым недостатком,
запрещает мне поставить страну Израиль,
с которой я связан и хочу быть связанным,
перед этим фактом.

Почему же тогда я сейчас говорю,
состарившийся, последними чернилами:
„Атомное государство Израиль подвергает
И без того хрупкий мир угрозе“?
Потому что следует сказать то,
что возможно уже завтра окажется слишком поздно;
еще и потому, что мы, – как немцы обремененные и без того достаточно, -
можем оказаться поставщиками преступления,
которые легко можно предвидеть,
из-за чего наше соучастие
никакими оправданиями невозможно будет искупить.
И еще признаюсь: я больше не молчу,
так как я устал от лицемерия Запада,
и потому еще, что остается еще надежда
на то, что, может быть, и многие другие захотят
освободиться от молчания
и тех, кто является причиной очевидной опасности,
призовут к отказу от насилия и
смогут настоять на том, чтобы
независимый и постоянный контроль
международных инстанций
над израильским атомным потенциалом
и над иранскими атомными станциями
правительствами обеих стран будет допущен.

Только так можно помочь всем,
Израильтянам и палестинцам,
более того, всем людям, которые в этом регионе,
оккупированном безумием,
живут в тесноте и ненависти,
и в конце концов всем нам тоже
только так можно помочь.
http://wordyou.ru/v-mire/to-o-chem-dolzhno-byt-skazano.html

Ну, да, за этот текст его признали персоной нон-грата. Но как это связано с Большим театром?

да в принципе также
сначала
-волки волки волки !!!!!
-а волки умные и реакция - нет ни кого, спать дай
потом опять
-волки волки волки
а поздно

Интересно, что сейчас

подумал Глинка? :)

Re: Интересно, что сейчас

Трудно ему, бедняге, трудно!

Re: Интересно, что сейчас

Да, в выражении "Перевернулся ... (понятно где)" есть свой смысл ...

Трудное детство было у Светы :(

А с Бхагават Гитой как? Тоже ведь нехило!

Распад государства, его институтов, достиг такой степени, что подобные случаи уже не удивляют.
Это как спецэффекты в блокбастере: знаешь, что они будут, но интересно, а что они придумают на этот раз?

"То ли ещё будет, ой-ой-ой" (с)

А можно, я спрошу: государство успело построить свои институты? Или по инерции пользовалось советскими?

По-моему, попытка перестроить, из советских, была, но мистер Путин заморозил её. Температура заморозки оказалась такой, что развития уже быть не могло, но гниения она тоже не предотвратила.
Наверное так.

Да, видимо, я с вами тут согласен.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account