Previous Entry Share Next Entry
Эссе о Ереване. Продолжение
50
markgrigorian
В поисках прошлого

ссылки на предыдущие части. 

Часть первая: Пришествие -- здесь
Часть вторая: Еще одно пришествие -- здесь
Часть третья: Ереван, который увидел Таманян -- здесь
Часть четвертая: Город, каким его мог увидеть архитектор -- здесь 
Часть пятая: Райский город-сад -- здесь
Часть шестая: Райский город-сад. Продолжение -- здесь
Часть седьмая: Четыре измерения архитектуры -- здесь

(Все вместе можно прочитать и по тэгу "Эссе")


Архитектурная мифология Еревана


(Часть генерального плана Еревана. Фрагмент памятника Таманяну в Ереване
 

Как бы то ни было, в Ереване собрались выдающиеся деятели науки и культуры, чтобы строить новую Армению. Таманян же должен был продолжить свою работу над генеральным планом столицы новой, социалистической Армении. И наработки у него уже были – идея строить город-сад родилась у Таманяна несколько лет назад, когда он думал о новом Ереване в независимой республике.

Но ситуация изменилась.

Во-первых, Арарат уже был за границей. А это значило, что открывающаяся на Арарат композиция города приобретала символическое значение, которого не было раньше. Раньше, когда гора была в пределах Армении а границы страны вот-вот должны были быть установлены намного южнее, развитие города на юг было совершенно естественным.

Сейчас же оно приобретало значение, которого не было раньше. Развитие на юг становилось символом утраченных территорий, надежной на воссоединение Армении в границах если не от моря до моря, то хотя бы вильсоновских, южнее озера Ван… И нельзя сказать, чтобы эти надежды представлялись тогда совершенно утопичными. Ведь осенью 1922 года Турция перестала быть султанатом, вот-вот должна была быть провозглашена республика, у Ататюрка были прекрасные взаимоотношения с Лениным, и вообще, у многих были надежды на скорую победу пролетарской революции в Турции, а в дальнейшем и во всем мире. А как только это случится, братский пролетариат Турции, конечно, оценит важность территорий исторической Армении для армян и…

Словом, да, это мечта, но красивая, и, как тогда казалось, довольно близкая к осуществлению.

Но был и второй аспект, не менее, а может, даже более важный. В 1919 году перспективы Еревана на то, чтобы оставаться столицей Армении, были не столь велики. Через четыре года, в 1923 году, было уже ясно: этот город будет столицей республики на протяжении многих десятилетий.

И третий: в генеральном плане должно было быть предусмотрено, что население города должно было вырасти в пять раз и через 15 лет достичь 150 тысяч человек. И это противоречило идее города-сада по английскому утописту Говарду – ведь он утверждал, что в таком городе могло жить не более 30 тысяч людей. А тут – в пять раз больше.

И если следовать логике Говарда, то Таманяну надлежало спроектировать конгломерат из взаимосвязанных пяти городов по 30 тысяч человек в каждом. Но было решено строить один город. Идея конгломерата, насколько я понимаю, даже не рассматривалась. А это значило, что Ереван должен был стать не говардовским, а таманяновским городом-садом.

Генеральный план Таманяна был утвержден уже в апреле 1924 года. На плане можно видеть, как три кольцевые улицы опоясывают центральную часть города. Эти улицы сначала так и назывались Первая кольцевая, Вторая кольцевая и Третья кольцевая. Сейчас, конечно, они называются иначе: это Московская (наверно, по аналогии с Бульварным и Садовым кольцами Москвы), Исаакяна и Корюна (в советское время она успела побывать улицей Кирова). Но слово «кольцевая» – «шрджанаин» – осталось. Правда, лишь в неофициальном названии перекрестка улиц Абовяна и Корюна.

В центре выделяются два композиционных узла: площадь вокруг Народного дома (это нынешний театр оперы и балета) и главная площадь (бывшая Ленина, сейчас Республики). Эти две площади соединяются прямым Северным проспектом. Ось, которую составляет Северный проспект, ненадолго прерывается у площади Республики (там он должен был упираться в так и не построенный большой купол вестибюля Дома правительства) а потом продолжается до вокзальной площади. Открывается эта ось на Арарат.

Северный проспект пересекается в районе площади Республики Главным проспектом. На самом деле, это не проспект, а бульвар, находящийся сейчас в запущении. Он должен был играть роль диаметра, соединяющего противоположные стороны кольца. Собственно, это был один из немногих элементов говардовского города-сада, оставленный Таманяном. Северный и главный проспекты пересекаются не под прямым углом. Зато почти под прямым углом к Главному проспекту идет цепочка площадей. Она начинается от площади Сахарова, продолжается через главную площадь Республики, доходит до площади Шаумяна, где стоит памятник этому большевистскому деятелю, идет южнее к площади, где стоит памятник Александру Мясникяну.

За пределы кольца на севере выходил университетский (или, говоря советским языком, вузовский) городок. Сейчас там находятся медицинский университет, политехнический, сельского хозяйства, чуть дальше – зооветеринарный и Ереванский государственный университет.

На западе за кольцом, на холме Конд, должен был расположиться музейный центр, а на юге, недалеко от «промзоны» – парк отдыха вокруг озера Тохмах. Так – или примерно так – предполагал архитектор Таманян, когда в 1924 году представлял на утверждение Совнаркома свой авторский генеральный план Еревана.

* * *

В статье, посвященной анализу таманяновского генерального плана Еревана, архитектор Карен Бальян писал:

«Доктор архитектуры О. Х. Халпахчьян, который в 1930-е годы работал в мастерской Таманяна (…), вспомнил интересную деталь: когда руководители республики приводили своих гостей в мастерскую Таманяна, неизменно подчеркивали, что генплан, раскрытый на Арарат, выражает идею целостности Армении, идею воссоединения утраченных территорий».

Получается, что улицы и площади, которые к тому времени даже не были построены, то есть не обрели третьего измерения, а существовали лишь в двух, улицы, которые были всего лишь линиями на большом листе ватмана, прикрепленном к чертежной доске в мастерской архитектора, говорили об идее, мечте, потерянных территориях и надеждах на будущее.

Но мы помним, что сад – это символ утерянного рая. Получается, что и таманяновский город-сад Ереван – символ рая, которого больше нет. То есть получается, что утерянный рай для армянина – это территории исторической Армении, которые частично были потеряны в 1918-1921 годах, а большей частью Армении и не принадлежали, потому что в то время входили в состав Османской империи. Рай, казавшийся таким близким после ада геноцида, в действительности оказался недосягаем.

Но рай как колыбель человечества, как место, откуда Адам и Ева были изгнаны, относится к прошлому. А идея воссоединения целостности Армении должна относиться к будущему. Получается, что рай – это то самое светлое будущее, к которому нужно стремиться. Будущее становится прошлым. Ереван, мечтая о будущем, ищет прошлое.

Но рай в виде утерянных территорий бессмыслен и потому, что будущее не может существовать в прошлом. И еще: рай – понятие, находящееся вне географии. Он в принципе не территориален.

Но не будем забывать: речь здесь идет не о Ереване, а о его генеральном плане, который в двадцатых-тридцатых годах существовал лишь на бумаге. Он и сам был мечтой, идеей, метафорой… Собственно, этот план так до конца и не был реализован.

  • 1
шрджанаин...дом...спасибо

Вам спасибо. Скажу честно, ваши отзывы заставляют меня писать дальше, так как я не очень понимаю, кто и как меня читает, а писать в пустоту, ни для кого не хочется.

вы пишите пожалуйста :-)

Пишу! Не так быстро, как хотелось бы, но пишу.

Марк, пиши обязательно! Много интересного.

Марк, но возвращаясь назад на несколько "серий", в 1924-м в Гюмри ведь уже не стояли турецкие войска, почему все-таки Ереван?

Спасибо! Прекрасный вопрос. Ответа, основанного на документах, у меня нет, скажу это сразу. Но мне кажется, что когда большевики пришли к власти, им уже не нужно было думать о том, где должна была быть столица, потому что она уже была в Ереване. А столица -- это ведь инфраструктура -- правительственные учреждения (здания, телефоны, машины, то есть гаражи, механики...) Им не надо было ничего изобретать, потому что многое уже было. Надо было лишь наращивать то, что уже было.

Re: Շնորհակալ եմ

Շնորհակալություն: Շատ ուրախ եմ, որ ունեմ ընթերցողներ, ու առավել ևս ուրախ եմ, որ շնորհակալ ընթերցողնըր ունեմ: Եվ անպայման շարունակելու եմ:

Իսկ Կոնդը՝ այո, ըստ այդ նախագծի պետք է դառնար Երևանի պատմամշակութային կենտրոնը:

Re: Շնորհակալ եմ

Գուցե: Շատ հնարավոր է:

Re: Շնորհակալ եմ

Վախենամ, որ արդեն հնարավոր չե: Կոնդի տարածքների մի մասը արդեն վաճառվել է, մյուս մասը ծանր ու անմխիթար վիճակում է... Ուշ է արդեն: Կարծում եմ, որ "Դվին" հյուրանոցի կառուցումից հետո արդեն այդ գաղափարը իմաստը կորցրեց:

Re: Շնորհակալ եմ

Լսել եմ (չգիտեմ, թե ինչքանով է ճիշտ), որ Կոնդի տարածքները քաղաքի ուղղակի ուզում են վաճառեն, ու գնորդների են սպասում: Նորից ասեմ՝ չգիտեմ, ինչ հավաստիության լուր է դա:

  • 1
?

Log in

No account? Create an account