Previous Entry Share Next Entry
Продолжение эссе о Ереване
50
markgrigorian
В поисках прошлого

Часть третья

Ереван, который увидел Таманян


(Примерно так выглядела панорама центра Еревана в те годы -- фото отсюда)


Никто не знает, сколько человек жило в Ереване к лету 1919 года.

По последней переписи было около тридцати тысяч. Эту цифру обычно и указывали в советское время как население столицы. Но это неправильная цифра. И вот почему: к «своим» тридцати в Ереване добавилось около семидесяти пяти тысяч человек – "турецких" армян, бежавших от геноцида.

Они жили в ужасающих условиях – буквально под открытым небом. Летом их палило жаркое солнце Араратской долины, а зимой, когда температура опускалась ниже -15 градусов, им приходилось вымаливать у нищих, но живших под крышей местных жителей что-либо, чтобы укрыться от холода.

А зима 1918-1919 годов была не то, что голодной – она была кошмарной. Как только на склонах гор и холмов появилась первая трава, ослабевшие после голодной зимы, вялые и бесцветные, люди, согнувшись, медленно шли по горам, собирая траву, из которой потом готовили «салат» и ели. Это продлевало их жизнь еще на несколько часов. В Ереване практически не осталось кошек и собак. Их съели.

В своих воспоминаниях последний премьер Республики Армения Симон Врацян описывал ту весну.

«Беженцы брели от одной деревни к другой – голые, босые, или прикрывая части своих уродливых тел клочьями ковров, сгибаясь под тяжестью своих детей. Они просили хлеба, но хлеба не было…»

«Как сумасшедшие, они скитались по улицам, произнося бессвязные и непонятные фразы. Многие из беженцев в этом районе еще живут под открытым небом и проводят свои дни под снегом, дождем и в грязи…»

И будто этого ужаса было мало, всю зиму в стране свирепствовала эпидемия тифа. По данным правительства, в январе 1919 года в Ереване почти не оставалось семей, избежавших тифа. Трупы умерших сотнями собирали с улиц города и хоронили в братских могилах, часто даже не успев совершить над ними самых простых погребальных обрядов.

К лету ситуация чуть-чуть улучшилась. Эпидемия улеглась. В страну начала поступать помощь. Но люди продолжали умирать от голода и болезней. Тот же Врацян писал, что к лету умерло около 180 тысяч людей. Это было немногим меньше, чем 20% населения страны. То есть, почти каждый пятый.

Историк Ричард Ованесян приводит статистику: на 1000 человек в 1919 году приходилось 8.7 рождений и 204.2 смерти.

Получается, что, уехав из страдавшего от разрухи Петрограда, проделав огромный путь через всю охваченную гражданской войной Россию, Таманян попал в Ереван, пораженный голодом и страшной эпидемией.

Он попал в город, который был столицей только что образованной Республики Армения. Той самой Армении, независимости которой армяне ждали около шестисот лет. Да-да, той самой, потому что другой не было. Была маленькая нищая страна, население которой вымирало от голода и болезней, страна, боровшаяся за клочки земли, оставшиеся после развала Российской империи.

Оставалось лишь надеяться. На помощь из-за границы, на великих держав, заседавших в Париже и решавших судьбу армян и Армении, на погоду, на Бога… Наверно, только на Бога.

Независимость Первой Республики была долгожданной, но оказалась она и неожиданной, пришедшей в чрезвычайно тяжелое время. Хотя, наверно, независимость всегда приходит в тяжелое время, и ее нужно не только ждать и желать, но и выстрадать? Не знаю… Возможно, я пишу так, потому что и нынешняя, уже постсоветская независимость тоже пришла неожиданно и принесла с собой тяжелые испытания.

Свобода всегда является высшей ценностью, но никогда не приходит сама по себе.

И человеку нужно еще научиться быть свободным. А это значит, быть ответственным. Потому что ответственность всегда «сидит» внутри свободы. Она ее обязательная часть. Учиться свободе можно. Кому-то эта наука дается легче, а кому-то сложнее. Наконец, есть люди, сознательно выбирающие жизнь в несвободе. Это ведь, в определенном смысле, даже легче – не нужно нести ответственность. А свобода – она дама странная: допускает совершенно свободный выбор несвободы. Но будьте осторожны: совершив этот выбор, вы рискуете перейти к иной системе ценностей. А вернуться будет сложно…

Но не только отдельному человеку нужно учиться быть свободным. То же самое и обществам. Потому что нести ответственность за свое будущее непросто. Ох, непросто… И тут мы приходим к тому, что независимость – государственная независимость – не всегда связана со свободой. Но разговор на эту тему довольно далеко уведет нас от Еревана летом 1919 года.

И от Александра Таманяна, бежавшего от петроградской разрухи в столицу Армении. И попавшего в город, где «окаянные дни» столицы империи могли показаться сытными и благополучными.

Но ведь и Ереван тоже был столицей. Хотя, скорее всего, Ереван стал двенадцатой столицей Армении случайно. Да, для того времени это был естественный выбор политиков, но естественным он стал потому, что деваться больше было некуда.

К маю 1918 года, то есть к моменту обретения независимости, армяне проживали в двух странах, двух империях – российской и османской. Они надеялись объединить две эти части – отсюда и призыв к «свободной, независимой и единой Армении».

Для «русских» армян – то есть, для тех, кто жил в составе Российской империи, центром, где развивались армянская культура, искусство, где можно было получить прекрасное образование на родном языке, словом, «главным» городом был грузинский Тифлис. На втором месте, как мне представляется, был Карс. Прекрасным кандидатом был Александрополь (потом Ленинакан, потом Гюмри), город со старыми урбанистическими традициями, большой железнодорожный узел, связывавший Грузию, Турцию и Иран.

Но в Карсе и Александрополе стояли турецкие войска.

Совершенно иначе обстояло дело для «турецких» армян, бежавших на север от геноцида, но не терявших надежды вернуться домой. Для них естественной столицей был бы один из городов, находящихся в глубине «турецкой Армении». Например, Битлис, может быть, Ван, Муш, Харберд, или даже Адана, на берегу Средиземного моря.

Но была и реальность: все эти города были в Османской империи. А жители этих мест к 1918 году были либо убиты, либо изгнаны со своих мест – кто в сирийскую пустыню Дер Зор, кто за границу, в том числе, и в Армению.

Оставался Ереван – или, как тогда писали, – Эривань, центр Эриванской губернии.


Первая часть "Пришествие" -- здесь

Вторая часть "Еще одно пришествие" -- здесь

  • 1
"подсел" я, буду ждать следующей серии :)

Спасибо! Мне приятно, что вы "подсели" :)

мурашки по коже...

Да. Мне было трудно писать это.

Очень интересно! Надеюсь, что у тебя хватит сил ещё много писать об этом.

Дай Бог! Я долго готовился. Не знаю, хватит ли у меня таланта закончить то, что хочется закончить.

Я тебе понимаю. Я как раз сейчас кончаю свои мемуары и беспокоюсь о том, хватило ли таланта:).

Спасибо.

Тоже жду продолжения...

Համաձայն եմ: Վիճելը ուղղակի անիմաստ է: Իմ խնդիրը այստեղ ցույց տալն էր, որ Երևանից բացի շատ ավելի "արժանի", կամ տրամաբանական թեկնածուներ կաին:

Աստված տա՝ տաղանդս ու հավեսս հերիքեն ավարտեմ այս գործը...

а где можно прочитать про предыдущие 11 столиц?

Ох, не знаю даже... Надо бы "полазить" по Сети. Я, честно говоря, затрудняюсь назвать один какой-нибудь источник.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account